Турецкий поэт Назым Хикмет, появившийся в мавзолее Ленина - все девушки Москвы оборачивались, чтобы посмотреть на него - ФОТО

Недавно 120-летие великого турецкого поэта Назыма Хикмета было отмечено в трех его любимых странах - Азербайджане, Турции и России. Конференции и мероприятия в честь юбилея проходили в стране, где он родился и вырос, и в городе по которому тосковал в Стамбуле. В России была посещена могила, а в Азербайджане прошла выставка его книг.

"Азербайджанец Назым Хикмет"

Назым Хикмет был великим турецким поэтом, занявшим особое место в мировой поэзии своими романтическими стихами. Однако он не был любим многими кругами в своей стране, подвергался постоянным преследованиям, был заклеймен как «коммунист». Арестованный Несколько раз Назим Хикмет сбежал из родины и в 1951 году нашел убежище в СССР.

Однако он и там не обрел покоя. Он любил читать Маяковского, Пушкина, Толстого, пить водку, ходить в оперы, на концерты, заводить любовные связи с русскими женщинами, но Москва была ему чужой страной от камня до человека. Назим Хикмет не мог ничем заменить свою тоску по родине и своему народу. "Ты сейчас только в сединах моих волос, в биении моего сердца, моршинах льба" - писал стихи полные слез и тоски.

В такое тяжелое время обиженное сердце Назыма Хикмета нашло покой только в Азербайджане, только азербайджанцы могли развеять его тоску по своему народу. Только в Баку он мог найти потерянную им Турцию, родину и народ. Азербайджан ему заменил Турцию, Баку, каким бы маленьким ни был - Стамбул, а азербайджанские поэты заменили ему турецкий друзей.

Назыма Хикмета любили во всем СССР. Руководство СССР считало этого турецкого поэта идейным основателем будущей «коммунистической Турции». Назым Хикмет, живший в России с 1922 по 1928 годы, был свидетелем и сторонником советской революции.

Он даже пять минут стоял в наряде перед телом Ленина, умершего 21 января 1924 года. Благодаря всем этим качествам Назым Хикмет стал любимцем руководства СССР.

Но Баку для него и он для бакинцев был совсем другим. Каждый раз, когда он посещал этот южный город, его встречали торжественно и с большой любовью, как будто он вернулся на родину. Назым Хикмет видел в азербайджанских поэтах друзей и мастеров, учился у них восточной литературе, открывал им тайны своего романтизма. В частности, он был «поклонником поэзии Самеда».

Во время одного из визитов в Азербайджан, в октябре 1957 года, Назым Хикмет в своей речи в Бакинском Государственном Университете сказал:

«В будущем такие залы будут в Стамбуле и в наших университетах. Туда же приедет поэт из Азербайджана. Наш президент тоже будет сидеть в этом зале. Как вы приветствовали меня, так будут приветствовать и этого азербайджанского поэта. У меня есть просьба к поэту, который собирается посетить Турцию. Азербайджанский поэт, который завтра в Стамбуле, в Социалистическом университете будет читать стихи, расскажет стамбульской молодежи, что ваш поэт (Назим Хикмет) приехал в Баку, и мы приняли его как брата. Мы многому его научили. Чему он научился в этом мире, научился от нас. Пусть не забудет это сказать это и передать привет от меня. Может быть, я не смогу воссоединиться со своей страной, но он увидит мою страну…»

Да, Назым Хикмет многому научился у азербайджанцев. Увлеченный его романтической поэзией, его друг Вагиф Самедоглу написал «Зеленый остров», а Ариф Маликов сочинил балет по его пьесе «Легенда о любви». В то время через его стихи азербайджанская молодежь признавалась друг другу в любви.

Одним словом, Назым Хикмет, которого многие боялись называть «турком», стал настоящим азербайджанцем и покорил их сердца. Усыновление 10-летнего ребенка из детдома показатель его сильной любви к азербайджанцам.

Назым Хикмет глазами своего друга Вагифа Самедоглу

Одним из ближайших друзей Назыма Хикмета в Азербайджане был поэт Вагиф Самедоглу. После его смерти В.Самедоглу написал о нем несколько статей из своих воспоминаний, дал интервью и посвятил ему поэму «Сказка Дива».

Вагиф Самедоглу рассказал о Назыме Хикмете:

«В 1957 году к нам, в дом Самеда Вургуна, приехал Назым Хикмет. Мой отец умер год назад. Он выразил свои соболезнования и сказал очень добрые слова о моем отце. Во время своего пребывания у нас он несколько раз сказал мне: «Люби свою деревню и свою землю». Я не понимал, почему он неоднократно давал мне такие советы. В конце концов, когда я узнал о его тоске по родин, я все понял. «Горовите на ролном языке. Берегите свой язык. Язык азербайджанских тюрксков чистый, ясный, сладкий», — советовал он мне и моему брату Юсифу. Например, мой брат писал под псевдонимом Вакилов, а по рекомендации Назима взял себе псевдоним Самедоглу.

В принципе, я и до этого знал Назыма Хикмета. Сначала я полюбил его стихи , а потом его личность. Потом мы стали близкими друзьями. Я посетил его дом в Москве. Я хорошо помню, что в 1963 году в Москву приезжали два турецких композитора Эркин и Сайгун. Мы с Назимом Хикметом пошли на их концерт. За то время пока мы дошли от консерватории до ресторана, не было ни одной женщины, которая бы не остановилась и не обернулась на него. Он был очень красивым мужчиной и актером в хорошем смысле. Когда мимо проходила красивая дама, он тут же останавливался и клал руку мне на плечо, чтобы привлечь ее внимание.

Я сожалею о двух вещах, связанных с Назимом. Во-первых, он не получил Нобелевскую премию только потому, что был коммунистом. Еще я сожалею о том, что не сказал о стихах, которые посвятил ему. Мне очень жаль…» (из интервью В.Самедоглу).

Ниджат Исмаилов

Ednews.net

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Иранского боксера-чемпиона приговорили к смертной казни

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

В Кабмине осбудили продовольственную безопасность и предостоящие задачи - ФОТО