Затаившийся Иран

В процесс усилий по остановке боевых действий и даже новых предложений по урегулированию карабахского конфликта пытается включиться Тегеран. И хотя никаких подробностей глава МИД ИРИ Мохаммад Зариф пока не озвучивает, интересно, что в официальном сообщении на этот счет указано – есть план, и он основан на уважении к территориальной целостности Азербайджана.

Замглавы МИД ИРИ Аббас Арагчи уже отправился в тур в Баку, Москву, Ереван и Анкару с этими предложениями. Любопытно, насколько серьезен тут Тегеран, который с начала 90-х вопросом Карабаха вообще не занимался? Что стоит тогда за его заявкой? Может, на самом деле Иран обеспокоен чем-то иным, сопутствующим основной проблеме?

О том, есть ли у ИРИ основания для каких-то опасений в связи с войной в Карабахе, рассказал в комментарии # известный российский иранист, доктор исторических наук, заместитель директора Центра стратегических оценок и прогнозов (Москва) Игорь Панкратенко:

— Нынешняя стадия азербайджано-армянского конфликта – жесткий ответ на вооруженную провокацию Еревана, переросший в победоносный освободительный поход – стал для Тегерана неприятной неожиданностью.

Внутри страны – системный экономический кризис, вызванный американскими санкциями, последствия которой преумножены пандемией. Извне – ведущиеся им многочисленные прокси-войны, от Йемена до Ирака и Сирии, на которые приходится тратить массу сил и ресурсов.

Не вызывает сомнения, что Тегерану очень хотелось бы поучаствовать в решении конфликта в качестве посредника между Баку и Ереваном, заработать на этом политический капитал и еще раз подчеркнуть свою роль в на Южном Кавказе – но на этот раз не случилось. Во-первых, внешнеполитический и экономический ресурс для этого в явном дефиците.

Во-вторых, характер нынешней стадии конфликта оказался для Тегерана полной неожиданностью. Иранское руководство совершенно не ожидало, что Баку решится на освободительный поход, оно надеялось, что все будет как всегда – несколько дней постреляют и разойдутся, а ему останется только призвать к сдержанности, слегка погрозить пальцем в обе стороны, предложить себя как посредника – и вот он, политический и дипломатический профит.

К глубокому разочарованию Тегерана выяснилось, что в этот раз «как всегда» не будет, что сторонам конфликта на иранскую позицию достаточно, мягко говоря, индифферентно. Более того, траектория конфликта во многом формируется другими внешними игроками – Турцией, Россией, Францией, а где-то рядом и Израилем.

И поделать в этом случае Тегеран особо ничего и не может, поскольку четверть его собственного населения – этнические азербайджанцы, совершенно уверенные в том, что «Карабах — наш». Более того, азербайджанская идентичность в четырех стратегически важных со всех точек зрения провинциях страны уже не раз доставляла головную боль центральной власти Исламской республики.

Сочетание двух этих факторов – отсутствие ресурсов для проведения активной политики на Южном Кавказе и четверть населения, симпатизирующего освободительному походу Азербайджана, заставили Тегеран отказаться от устоявшейся и комфортной для него внешнеполитической линии в отношении конфликта вокруг Нагорного Карабаха. «Не можешь противостоять – возглавь, нет сил возглавить – выбери правильную сторону» — именно так выглядела мотивация для иранского руководства. И оно решилось на выбор, исход которого был объективно предрешен – встать на сторону Баку.

Для приличия, разумеется, «строго предупредив» обе стороны, что на попытки создать угрозу на границе с Ираном ответит «очень жестко». Но в том-то и дело, что это чистой воды декларация, поскольку после того, как Азербайджан взял под контроль всю государственную границу с Ираном, Ереван получил шанс заиметь очень серьезные военные неприятности с Исламской республикой.

«Заняв приграничные районы с Ираном, Азербайджан тем самым вынудил Армению отказаться от применения ракетно-артиллерийских ударов, поскольку ошибочный удар по территории Ирана немедленно приведет к ответу со стороны Тегерана, и для армии Армении это может оказаться очень и очень существенным», — отмечают авторитетные военные эксперты, следящие за ситуацией.

Нужно понимать, что это решение Тегерана – не окончательное, поскольку не слишком устраивает иранский политический истеблишмент. Ведь выбирать ему пришлось, с его точки зрения, не между «хорошим и плохим», а между «плохим и еще хуже».

Никуда не делась местная «армянская партия», в годы правления Роухани существенно укрепившая свои позиции, почему – отдельная тема. Не слишком Тегеран устраивает и активность внешних игроков, задававших траекторию развития конфликта, особенно – Анкары и Парижа. Россия-то ладно, Россия здесь игрок привычный, а вот чего ждать от этих – Тегеран пока степень их опасности для себя не определил, но на всякий случай насторожился.

Иран принял крайне неприятное для Еревана, но все же вынужденное решение – и теперь получил паузу, в ходе которой будет тщательно следить за ситуацией и ждать момента, когда ее можно будет обратить в выгодную для себя сторону. Остальным сторонам и участникам конфликта это необходимо учитывать.

Zerkalo.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Пашинян сознательно ведет Карабахскую ситуацию к поражению - Максим Шевченко - ВИДЕО

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

В Баку работают над новыми генпланами освобожденных городов