Как Кремль хочет отнять у нас веру в будущее

Рассказывают, что Генеральные Секретари ЦК КПСС любили «непосредственные контакты с народом» — они часто выходили к народу и прямо на месте «обсуждали» важные проблемы, которые стояли перед страной и народом.

Признаться, я помню только годы правления Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачева. Из брежневской политической эпохи мне запомнилось не так уж много – он в то время был совсем уже старым и больным человеком, двигался и говорил с большим трудом, но, как ни странно, в последние годы жизни у него вдруг проявился литературный дар, и, эта «старая и аморфная масса» начала писать воспоминания, которые чуть ли не выучил и вызубрил весь советский народ.

То же самое можно сказать и про Андропова, и Черненко – они также уже были безнадежно старыми людьми, и было понятно, что Советский Союз ждет череда весьма крупных и важных похорон.

Еще говорили, что руководитель американской группы на похоронах Брежнева сказал именно это: скоро нам придется вновь собраться здесь…

Поэтому из генсеков я хорошо помню только Горбачева. Помимо того, что был генеральным секретарем, Горбачев еще был и «идейным вдохновителем и руководителем» новой политической кампании, т.е. перестройки, по этой причине, чтобы почувствовать ритм народа, почувствовать его поддержку, он постоянно проводил какие-то встречи с народом – да, прямо на улицах или площадях, иногда даже появлялся в магазинах и торговых точках, которые к тому времени благодаря именно ему почти полностью опустели.

На этих «публичных», порою «случайных» встречах, как правило, народ выражал только поддержку своему лидеру, постоянно говорил и повторял одно слово – потерпим.

Пожалуй, эта деталь стала самым главным моментом, даже показателем советских времен – народ так относился к постоянным глобальным экспериментам в этой стране, хотя ясно было, что можно было бы прекрасно обойтись и без них, как другие народы мира – планеты.

Удивительно, что даже теперь, почти тридцать лет спустя после горбачевской эпохи, Россия до сих пор не вышла на устойчивую полосу экономического и социального развития, наоборот, когда обсуждается будущее этой страны, международные институты высказывают исключительно пессимистические прогнозы: например, на днях МВФ (Международный Валютный Фонд) объявил, что через пять лет Россия станет беднее даже Болгарии и по показателю ВВП на душу населения займет 69 место в мире (теперь она на 66!).

Таким образом, будущее нашего северного соседа напоминает тоннель, в конце которого маячит мрак и непредсказуемость. Нам это вовсе не кажется удивительным.

На фоне современных исследований это вовсе не странно, т.к. российский социолог, сотрудник Левада-Центра сообщает, что по их исследованиям, россияне или вообще не интересуются будущим или же относятся к нему не очень — то внимательно, даже пренебрежительно.

Мы не знаем, как же объясняют это сами российские социологи, но нам кажется, что у россиян всегда были проблемы с будущим.

Да, в былые царские времена российский народ не любил размышлять о будущем. Это любило делать его интеллигентское сословие, но они также, размышляя над этим, пришли к полному нигилизму, который так прекрасно описал И.Тургенев в своем романе «Отцы и дети».

Насчет Советского Союза я уже сказал, вместо народа о его будущем заботились только его коммунистические вожди, которые год за годом запутывали и осложняли представление советских людей о будущем, т.е. о коммунизме.

Что происходит теперь – россияне, наверное, поймут это вновь через тридцать лет. Но через все эти три периода проходит один фолк — вектор – потерпим! Да, россияне еще готовы терпеть, терпеть и вновь терпеть! Но не понятно одно: ради чего?

А почему мы, собственно говоря, остановились на этой черте российского общественного сознания?

Будущее на научном уровне изучают, как правило, футурологи. Но есть и общественное представление, и измерение, т.к. без веры в будущее, без определенной доли оптимизма не может существовать ни один социум.

Но россияне стараются жить только сегодняшним днем. Мало того, мешают бывшим постсоветским странам заниматься не то, что социальной инженерией, а даже обыкновенной человеческой проблемой – передачей будущему поколению более развитой и более передовой родины.

Какими проблемами живут азербайджанцы в эти дни, это всем известно: с одной стороны, нас радуют и окрыляют победы нашей армии на фронте, но с другой – враг почти каждый день обстреливает ракетами наши города; гибнут дети, женщины и старики.

Тут возникает два вопроса. Во-первых, откуда берет такая бедная страна, как Армения, эти дорогие ракетные системы? Нам кажется, что ответ на этот вопрос всем известен. Во-вторых, почему Москва не останавливает Ереван?

Напомним, что на днях в своем очередном обращении к народу президент Ильхам Алиев вновь отметил, что только одного слова крупных государств, особенно, стран-сопредседателей, достаточно, чтобы Армения сразу остановилась. Но они этого не говорят!

Да, Кремль еще не торопится остановить своего т.н. южно-кавказского форпоста. Почему? Неужели исключительно из-за геополитических соображений? Да, в основном, именно из-за этого!

Но тут есть и другой очень важный, в каком-то смысле, психологический момент. Москва хочет отнять у нас наше будущее потому что, если у нас не будет будущего, не будет веры в лучшее будущее, мы рано или поздно вернемся в лоно российской империи – да, и в Кремле надеются только на это…

Zerkalo.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Названы самые безопасные районы Азербайджана по заболеваемости COVID-19 - ФОТО

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

В Китае сочли маловероятным приход второй волны коронавируса