Тысячи солдат вернулись домой невридимыми благодаря Президенту Ильхаму Алиеву - Полковник Рамалданов для Day.Az

Для зеленого и богатого города Агдам, до конфликта служившего воротами в Карабах, армяне после оккупации выбрали незавидную роль. Он стал наглухо закрытыми воротами в регион, был начинен минами и перерыт траншеями пресловутой "линии Оганяна", откуда азербайджанского солдата высматривала смерть. Агрессор знал, что дороги к столице сепаратистов ведут через Агдам, и сделали все, чтобы город стал смертельно опасным. Ожидалось, что на агдамском направлении в случае войны полягут десятки тысяч азербайджанцев. И потери будут настолько катастрофическими, что даже победа не принесет радости и обернется народным недовольством.

Пресловутую "линию Оганяна" можно сегодня увидеть в меньшем масштабе в Парке военных трофеев. Оборонительная линия противника воспроизведена с невероятной точностью так, что, двигаясь по лабиринтам траншей, окопов и убежищ, заглядывая в прицелы дотов, можно представить себе с достаточной реалистичностью возможный бой и его исход.

Армяне знали и понимали, что война неизбежна, и готовились к обороне изо всех сил. Но когда она началась, они получили удар совсем не там, где ожидалось.

Акт о капитуляции, подписанный Арменией 10 ноября, позволил нам сохранить жизни тысяч молодых людей. Об этом сказал на днях в Ходжасане Президент Ильхам Алиев. Глава государства в последнее время начал понемногу раскрывать детали боевых действий прошлой осени. В дни 44-дневной войны многих удивляло, почему азербайджанская армия действует так, а не иначе. Находились сторонники бездумного блицкрига, диванные "стратеги", критиковавшие армию, двигавшуюся то в одном, то в другом направлении, вдруг обходившую казалось бы лежащий на блюдечке населенный пункт, одним словом, действовавшую не по законам военных боевиков.

Глава государства внес ясность в эти моменты, говоря о потерях - реальных и возможных. "Порой из-за этого (из-за возможных потерь - Ред.) мы откладывали некоторые операции, другие операции проводили несколько позже, потому что видели, что потери могут быть большими. Конечно, акт о капитуляции, подписанный Арменией 10 ноября, позволил нам сохранить жизни тысяч молодых людей. Ведь если бы Армения не подписала акт о капитуляции и война продолжалась, то мы, естественно, не остановились бы", - сказал он.

После взятия Шуши, Гадрута, Физули армянские военные группировки в Агдаме оказались в окружении и были бы уничтожены при любом раскладе. Но были бы новые потери. То же касается Кельбаджарского и Лачинского районов, рельеф, климат, погодные условия в которых могли осложнить задачу нашей армии.

Невысокие, несмотря на прогнозы, потери азербайджанской стороны, по мнению Президента Ильхама Алиева, "свидетельствуют о правильности спланированных операций. Еще раз хочу сказать, при планировании каждой операции я говорил, что потери должны быть минимальными".

Факт стремления руководства Азербайджана к минимизации потерь был отмечен военными специалистами уже в первые дни войны. Украинский военный эксперт Алексей Арестович в комментарии нашему сайту с восхищением подчеркивал, что, несмотря на горячую южную кровь и темперамент, никем, от рядовых бойцов до руководства страны не было предпринято ни одного рискованного действия, которое могло бы привести к большим потерям среди личного состава. А это очень сложно. Как человек, который воевал, отмечал Арестович, он не понаслышке знает, как сложно удерживаться, особенно при наступлении, от соблазна где-нибудь что-нибудь ухватить побольше и подальше. Это признак очень хорошей управляемости войск, очень трезвого расчета высшего руководства - и военного, и политического.

"44-дневная освободительная война Азербайджана войдет в мировую военную историю по многим причинам. И не в последнюю очередь по минимальности человеческих потерь, которые при такого рода боестолкновениях должны были быть в разы больше", - сказал в беседе с Day.Az военный эксперт, бывший командир корпуса, кавалер ордена "Азербайджанское знамя", полковник запаса Шаир Рамалданов.

Если учесть рельеф, создававшуюся 30 лет противником оборону, закупленное им вооружение, все это в совокупности, по прогнозам, должно было привести к огромным потерям, раз в десять превышающим отмеченные по итогам войны потери. Эта война была уникальна не только в тактическом и оперативном плане. Уникальность этой войны также в количестве человеческих потерь.

Не случайно сегодня во многих военных академиях мира изучается опыт ведения войны азербайджанской армией. Один из вопросов - анализ потерь и то, как Азербайджан подходил к решению боевой задачи с минимизацией потерь среди личного состава.

Верховный главнокомандующий, Президент Ильхам Алиев, непосредственно руководивший боевыми действиями, очень гуманный человек. Каждый раз, когда за годы оккупации в результате нарушения Арменией режима прекращения огня мы теряли военнослужащих, Президент относился к этому как к своей личной потере. Он очень жестко спрашивал с руководства армии за эти потери. И все его указания всегда, и до, и во время последней войны были направлены на то, чтобы максимально сохранить личный состав. Это одна из причин, почему мы так долго ждали освобождения наших земель. Президент Ильхам Алиев очень высоко ценит жизни каждого солдата, поэтому старался оттянуть решение о применении силового варианта. Все из-за тех потерь, которые прогнозировались в случае боевых действий. В том, что мы можем победить и победим, никто не сомневался. Но какой ценой будет достигнута победа? Когда Верховный главнокомандующий получал ответ на этот вопрос, он вновь и вновь пытался решить вопрос мирным путем. Поэтому разрешение конфликта затягивалось.

В военной практике имеется комплекс мер, которые нужно провести для минимизации потерь. Естественно, насколько будет слаб противник, насколько он будет уничтожен до соприкосновения с личным составом во время боевых действий, настолько мы будем иметь меньше потерь. Это аксиома. Публиковавшиеся в дни войны видеоматериалы показывают, что все операции сопровождались нанесением максимальных потерь противнику до непосредственного боевого контакта с личным составом нашей армии.

Мы не раз все видели в кино и на кадрах кинохроники, как в годы Великой Отечественной войны массы людей приносились в жертву овладению какой-нибудь высотой. Но в 44-дневную войну мы стали свидетелями совсем другого подхода. Одно из требований современного подхода - свести к минимуму потери среди личного состава во время выполнения боевой задачи.

Сегодня Верховный главнокомандующий открывает некоторые моменты войны, о которых до сих пор не было известно широким массам. Мы, военные, не могли об этом говорить, пока не заговорит сам глава государства. Правда в том, что при выборе направления контрнаступления глава государства, руководивший этим процессом, всегда учитывал количество потерь, которые мы можем понести при выполнении той или иной боевой задачи. Выбирались те направления, которые позволяли свести потери к минимуму. Так, противник ждал нас в Агдаме. Там нас ожидали и международные военные эксперты, прогнозировавшие, что азербайджанская армия, сломя голову, ринется по самому короткому пути - через Агдам на Ханкенди. Это направление всегда рассматривалось как первоочередное. Но Верховный главнокомандующий ВС Азербайджана пошел другим путем. Он избрал ту тактику, выбрал то направление, на котором никто, в том числе опытные военные специалисты и эксперты, не ожидали нас увидеть. Мне самому не раз приходилось слышать удивление в оценках действий азербайджанской армии.

Если бы Кельбаджарский, Лачинский районы, имея сложный рельеф и в условиях приближающейся зимы, или Агдамский район, где была создана самая мощная линия обороны противника, не перешли к Азербайджану мирным путем, мы бы их, несомненно, освободили силой оружия, но потерь было бы в десять раз больше. История сама еще даст оценку воле, решениям, мудрости, полководческому таланту Президента Ильхама Алиева. Еще долгие годы мы будем говорить об этом, будут писаться научные работы, проводиться анализ 44-дневной войны, мы будем возвращаться к ее результатам снова и снова.

Переоценить роль Верховного главнокомандующего невозможно, самые высокие оценки не смогут отразить ту значимость, которую имели принимаемые им решения. Как военный, как человек, командовавший корпусом в первую карабахскую войну, могу сказать, что потери очень влияют на дух личного состава. Сведя потери к минимуму, мы с каждым днем наступления, с каждым освобожденным населенным пунктом повышали патриотический дух наших солдат. Если бы потери были большими, в психологическом плане это, конечно же, оказало бы негативное влияние. Забота о минимизации потерь позволила сохранить и жизни наших парней, и высокий патриотический настрой при выполнении боевой задачи. Личный состав рвался в бой. В нашей армии не было ни одного факта дезертирства, но была уверенность в победе, уверенность в том, что командиры ведут личный состав с заботой о жизни солдат. Опять же, по фильмам мы знаем, что при атаке, как правило, звучит команда "вперед". В 44-дневной же войне наши командиры заменили эту команду на "за мной". Поэтому среди шехидов очень много офицеров. Они вели солдат за собой.

Скажу больше. Минимизация потерь была целью и многолетней кропотливой подготовки азербайджанской армии. Минимизировать потери можно путем постоянного повышения профессионализма, боевой подготовки армии, отработки всех процессов до автоматизма. Поэтому мы стали создавать профессиональную армию. 70 процентов военных специалистов у нас сегодня - это профессионалы, контрактники. Они составляют большинство среди танкистов, артиллеристов, спецназовцев. И совершенно естественно, что на поле боя нам удалось минимизировать потери. Методы и пути подготовки армии были выбраны совершенно правильно, о чем мы можем судить по результатам прошедшей войны.

Еще одна из причин - это оснащение нашей армии современной боевой техникой, которая позволила нанести противнику максимальные потери на расстоянии. И, конечно же, надо отметить интеллектуальный потенциал наших Вооруженных сил. Это тоже заслуга нашего Президента, потому что все крупные контракты заключались по его указанию.

Верховный главнокомандующий сделал все и на дипломатическом уровне, чтобы обеспечить условия для успешного, без внешних помех продвижения нашей армии, выхода к Шуше и подписания противником капитуляции. Добиться подписания документа со стороны такой страны, как Россия, сделать подписантом самого Владимира Путина - это требует большой мудрости и дипломатического таланта.

Лейла Таривердиева

Day.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

На Турцию надвигается 4 волна ковида: туризм с ужасом гадает о будущем закрытии

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Грузинская спортсменка стала первой выступившей на девяти Олимпиадах женщиной