Персидский шовинизм + Шиитская теократия = Агрессия против Азербайджана формула Таха Кермани

Провокационные выпады представителей иранской дипломатии в адрес Азербайджана в свете недавнего появления иранского посла с военным биноклем в руках однозначно вызваны сокрушительной победой азербайджанской армии в карабахском конфликте, уверен иранский политолог и журналист Таха Кермани.

Комментирую haqqin.az провокационные действия и ранние антиазербайджанские высказывания председателя комитета по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана Моджтаба Зоннура на фоне интенсивных поставок трейлерами грузов в Армению, попадающих в итоге сепаратистам в Карабахе, Кермани заявляет, что нынешние мышление и политика иранской власти при всей идеологической нагрузке остаются достаточно прагматичными.

«Во внешней и внутренней политике Ирана главенствующую роль всегда играли два фактора: персидский национализм и шиитское направление ислама. Если после исламской революции 1979 года Тегеран своим геополитическим ориентиром провозгласил принцип - «ни Запад, ни Восток, а только Ислам», то в последние годы, особенно во внешних связях, он все большее идет на сближение с Востоком.

В подсознании иранской власти с незапамятных времен утвердилась паниранская теория Iran-e-Bozorq - Большой Иран, который охватывает огромную территорию - от центральной Турции, Сирии, Ирака до Южного Кавказа, Дагестана, Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана, Пакистана и даже до западных провинций Китая. Все это пространство, по разумению большинства местных политиков, является иранской территорией. Примечательно, что в иранских школьных учебниках по истории нет ничего о том, как в прошлом Персия потеряла Бахрейн и Афганистан, но очень много написано про потерю Южного Кавказа в результате российско-персидской войны. То есть в подсознании иранских правителей Южный Кавказ был и остается иранской землей, которая в результате определенных исторических процессов отторгнута другим государством. Более того, в среде местного чиновничества порой проскальзывает мысль о том, что возвращение Южного Кавказа является исторической миссией иранского государства, независимо от религиозных или политических предпочтений. В целом же ИРИ позиционирует себя как лидера исламского мира, готового защищать интересы мусульман во всем мире», - подчеркивает политолог.

В подсознании иранских правителей Южный Кавказ был и остается иранской землей, которая в результате русско-персидских войн была утеряна

Поколения иранских правителей настолько утвердились в этой идее, что когда в 90-х Азербайджан обрел независимость, власти в Тегеране стремились не употреблять его официальное название, заменив на «бывшая азербайджанская советская республика». Имеются свидетельства, что только благодаря стараниям группы известных иранских ученых-азербайджанцев во главе с авторитетнейшим доктором Джавадом Хеяти удалось уговорить власти не поднимать вопрос о названии «Азербайджан», замене его на нечто вроде «Северный Иран».

«Независимый, секулярный, без всякого рода идеологических оков и скреп Азербайджан, да еще с одноименными провинциями внутри Ирана, стал большой проблемой для Тегерана, - указывает Кермани. - Дело в том, что Азербайджан, безусловно, влияет на настроения и мировоззрение родственного населения ИРИ, и не только на него. Азербайджанцы иранских провинций видят контраст соседнего свободного общества и полного дискриминационных запретов иранского государства».

Иранские туристы в Баку видят контраст секулярного и свободного общества и мракобесия в своей стране

Продолжавшаяся почти 30 лет оккупация Нагорного Карабаха для южных азербайджанцев стала причиной глубокого разочарования, потери веры в себя. И идеологическая машина Ирана не преминула воспользоваться поражением в первой карабахской войне, чтобы представить Азербайджан как несостоятельное государство. «Вот смотрите, что принесла независимость, - внушалось и азербайджанскому, и неазербайджанскому населению, - потерю земель, беженцев… 7-миллионный народ, проигравший войну 3 миллионам армян, никогда не станет успешным!». Примерно такой лейтмотив звучал из Тегерана, когда речь заходила об Азербайджане. Идеологи особенно изощрялась в формировании образа государственной несостоятельности, отсутствии у Азербайджана самодостаточности в регионах проживания национальных меньшинств.

«Так продолжалось до сентября 2020 года, когда началась вторая карабахская война, в которой Иран воюющие стороны не делил на «своих» и «чужих», как это было в случае арабо-израильского противостояния. Оккупация азербайджанских земель явилась удобным фактором давления как на Азербайджан во внешней политике, так и на иранских азербайджанцев во внутренней. Но по ходу 44-дневной войны, чем очевиднее становились успехи азербайджанской армии, тем растеряннее выглядели комментарии иранских политиков.

Освобождение города Шуша стало потрясением для иранской элиты

Взятие города Шуша 8 ноября стало поистине ударом по государственной идеологии в отношении этнических меньшинств. Иранские азербайджанцы не только с телеэкранов, но и собственными глазами с приграничных с Джебраилом и Зангиланом высоток наблюдали атаки «байрактаров» и «харопов», массированные обстрелы артиллерии. Азербайджан всему миру демонстрировал технологичную войну XXI века. «Так что же получается? – делали вывод простые люди в Иране. - Та страна, о которой говорили, как о смирившейся с потерей земель, тот народ, национальное достоинство которого, как утверждалось, ущемлено навеки, предпринял победоносную войну, разбил армию Армении, за которой стоят сверхдержава и все мировое армянство. Самостоятельно вернул земли и теперь строит свое будущее. Остро переживавшие оккупацию Карабаха южные азербайджанцы - от фанатичного исламиста и до атеиста – сегодня гордятся победой азербайджанской армии. Сложно передать словами харизму и авторитет нынешнего Азербайджана, которые он обрел в глазах азербайджанцев в Иране В интернете есть видео, с каким ликованием азербайджанцы отмечают победу на улицах Тегерана, Исфахана, Тебриза, Урмии и других городов. Никогда среди них не было такого единения, такой национальной гордости, как в дни, когда Азербайджан, продемонстрировав собственную волю, силой вернул свою землю.

Естественно, такой новый формат ситуации на Южном Кавказе не может не беспокоить Иран. Теперь власти сваливают на Россию свою неудачную ставку на Армению в 44-дневной войне. Мол, напрасно доверились Москве, считая, что ее союзник по ОДКБ непобедим. Знали бы, что все обернется таким образом, провозгласили бы беспредельную поддержку «азербайджанским братьям по вере». Заработали бы хоть какое-то влияние в регионе…», - подчеркивает иранский эксперт.

В Иране задаются вопросом: почему же Иран не помог братьям-шиитам оружием?

Именно с этим, по его мнению, связан поспешный и совсем не убедительный реверанс вроде вручения медали семье погибшего полковника Полада Гашимова. Иран сейчас просто не знает, как строить политику с Азербайджаном – ведь доверие Баку к Тегерану основательно подорвано 30-летней подпиткой агрессора-Армении. Тегеран уже не может лавировать между Баку и Ереваном. Время, когда Иран был важным торговым партнером Армении, единственным путем для выхода из тисков предпринятой Баку и Анкарой блокады, а потому значимым фактором в регионе, прошло...

«Ирану достался незавидный статус лишь зрителя политических процессов в регионе, - резюмирует Кермани. - Каких-то механизмов влиять на эти процессы у него нет. К тому же иранские власти допустили весьма серьезный промах, когда, чтобы принизить победу Азербайджана, поспешно заявили, что успех в 44-дневной войне связан исключительно с турецким вооружением. Иранское экспертное сообщество тут же справедливо вопросило: «Почему в таком случае Иран, который так хвалится своим вооружением, всякими там «шахабами», не поддержал оружием Азербайджан в освобождении своих земель? Значит, или современное оружие Ирана - миф, или Тегеран не хотел освобождения «мусульманской земли - Карабах», как называл эту территорию аятолла Хаменеи».

Для внешней политики ИРИ, подытоживает политолог, наступили сложные времена. В принципе, глава МИД страны Зариф был прав, когда в своем скандальном выступлении заявил, что во внешнеполитических провалах виновата вся иранская политическая верхушка, включая рахбара аятоллу Хаменеи. Реформаторам и консерваторам ничего не остается, как выдвигать взаимные обвинения. К примеру, обе стороны сегодня на чем свет стоит ругают друг друга за провал иранской политики в Сирии. Для чего туда было брошено столько финансовых и прочих ресурсов, если выиграли все другие игроки, но только не Иран? Куда пошли огромные деньги, выделяемые на создание прокси в различных странах, если ни в одной из них Иран никакую мало-мальски определяющую роль не играет? Только сейчас иранская политическая элита осознает, что Иран был не самостоятельным игроком, а проводником, исполнителем политики других центров силы.

«В таком же духе идет перепалка в отношении Южного Кавказа. То, что вместо выигрышной политики по поддержке азербайджанцев в карабахском конфликте Иран пошел на покровительство Армении, было результатом ошибочного расчета. А теперь Москва, фактически оставив Тегеран вне игры, закрыла ему дверь в этот регион. В глазах Тегерана на «исторической иранской земле» - Южном Кавказе - силами влияния сегодня являются Россия и Турция, а для Ирана там места не осталось. Чиновники в Тегеране не в состоянии это переварить, потому от отчаяния и бросают необоснованные обвинения в адрес Азербайджана, отправляют грузовики к сепаратистам, а посла к границе с Азербайджаном», - считает эксперт.

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Мевлют Чавушоглу: Ежедневно с нами связываются из Азербайджана и интересуются обстановкой

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Пожар уничтожил город в США