"Тройка", "шестерка", стратегический союз: Еще пара слов о формате Азербайджан-Турция-Грузия - АНАЛИТИКА

В последнее время наблюдается заметная активизация трехстороннего формата стратегического сотрудничества между Азербайджаном, Турцией и Грузией. Вслед за совместными военными учениями Eternity-2021, в рамках которых состоялось и подписание главами оборонных ведомств трех стран нового документа о сотрудничестве в военной сфере, были подписаны азербайджано-грузино-турецкие протоколы о развитии проекта железной дороги Баку-Тбилиси-Карс и о создании трехстороннего комитета по таможенным вопросам. Буквально на днях в Анкаре состоялась также трехсторонняя встреча руководителей комитетов по внешним связям парламентов Азербайджана, Грузии и Турции.

Все эти знаки развития и укрепления формата стратегического взаимодействия между Азербайджаном, Грузией и Турцией демонстрируются на фоне набирающей все более интенсивный характер региональной дискуссии о шестистороннем формате сотрудничества с участием трех южнокавказских государств - Азербайджана, Грузии и Армении, а также их крупных соседей - России, Турции и Ирана. Подобное обсуждение приняло отдельные дискурсы в "иранском" направлении из-за очевидных провокаций Тегерана против Азербайджана, а также применительно к Армении, участие которой в проектах многостороннего сотрудничества в регионе зависит от ее отказа от территориальных претензий к соседним тюркским государствам и принятия практических шагов с целью разблокирования транспортных коммуникаций и создания Зангезурского коридора.

Особняком стоит перспектива подключения Грузии к возможному формату сотрудничества "3+3". Тбилиси традиционно выражает стремление к активному участию в интеграционных процессах на Южном Кавказе. Однако согласие грузинской стороны на подключение к выдвинутой Азербайджаном и Турцией инициативе шестистороннего сотрудничества в регионе оказалось в зависимости от урегулирования отношений Тбилиси с Москвой, что напрямую связано с задачей восстановления территориальной целостности грузинского государства.

Примечательно, что посетивший на днях Грузию министр обороны США Ллойд Остин, по сути, предостерег официальный Тбилиси от подключения к шестисторонней платформе, полностью поддерживаемой и Россией. Он заявил, что "прежде чем говорить о какой-либо новой платформе", Россия "должна в первую очередь выполнить свои обязательства", имея ввиду отвод Москвой своего решения о признании мятежных грузинских автономий - Абхазии и Южной Осетии.

Критическое отношение США к инициативе "3+3" в целом и перспективе подключения к ней Грузии в частности понятно. Запад реально опасается того, что данная платформа оставит его вне серьезных рычагов воздействия на южнокавказскую геополитику. Но в грузинском руководстве, судя по всему, хорошо понимают, что стране в стратегическом отношении невыгодно отстранение от полномасштабного формата регионального сотрудничества. Неслучайно недавнее заявление главы грузинского МИД Грузии Давида Залкалиани, который, хоть и признал, что "для Грузии участие в формате "3+3" вместе с Россией будет сложным", но все же указал на важность вовлечения Тбилиси "во все новые проекты, даже инфраструктурные".

С учетом всех этих "окологрузинских" перипетий подтверждение устойчивости трехстороннего формата Баку-Тбилиси-Анкара имеет особое значение. Тюркские соседи Грузии, тем самым, выражают свою поддержку как дальнейшему укреплению данного формата, которое выступает одним из краеугольных камней региональной безопасности и сотрудничества, так и нарастанию взаимодействия с Грузией в новых региональных условиях. Это и знак того, что предусмотренное трехсторонними заявлениями лидеров Азербайджана, России и Армении от 10 ноября 2020 года и 11 января 2021 года разблокирование региональных коммуникаций, в связи с чем из Грузии порой доносятся скептические умозаключения из опасения лишиться транзитных позиций страны, не ущемит ее интересов. Вышеупомянутое подписание азербайджано-грузино-турецких протоколов о развитии проекта Баку-Тбилиси-Карс и создании трехстороннего комитета по таможенным вопросам - наглядное тому доказательство. Все эти факторы демонстрируют, что новые геополитические реалии на Южном Кавказе, установившиеся в результате победы Азербайджана в 44-дневной войне, открывают широкие возможности для многостороннего сотрудничества, включая и формат трехстороннего взаимодействия между Баку, Анкарой и Тбилиси.

Oxu.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Террорист, совершивший нападение в норвежском Конгсберге, применял острый предмет для убийства своих жертв

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Врачи рекомендовали госпитализацию Саакашвили