Франция вновь повелась на поводу Армении - дипломатический ляп или намеренная провокация?

В начале ноября Франция назначила нового сопредседателя в Минской группе ОБСЕ. Им стал старший советник по иностранным делам Франции и по совместительству посол по вопросам Восточного партнерства Европейского Союза.

Ротация своих представителей это дело самой Франции. Другое дело, будет ли вообще иметь смысл новое назначение, когда судьба французского сопредседательства, да и самой Минской группы вызывает немало сомнений. Последняя с каждым днем теряет лицо по вине как раз французской стороны, которая не утруждает себя хотя бы видимостью объективности, нейтральности приверженности международному праву в том вопросе, арбитром в решении которого она выбрана.

Сегодня уже ни у кого не осталось сомнений в том, что выбор сопредседателей Минской группы связан с запросами и интересами армянства. В ООН входят почти двести стран, однако для посредничества в карабахском вопросе были выбраны именно те три из них, где наиболее многочисленна и сильна армянская диаспора. Все три державы имели необходимые инструменты для прекращения конфликта, торжества международного права и обуздания агрессора. Но ни одна из них не сделала и шага в этом направлении. Четверть века эта команда делала все, чтобы ничего не делать. Результатом такого ее миротворчества стала 44-дневная война и освобождение Азербайджаном своих территорий собственными силами.

Сегодня Минская группа всеми силами хочет вернуться в игру, назначает и переназначает представителей, делает какие-то ничего не значащие заявления. То есть продолжает делать то, что делала все годы своего существования. И особенно в этой команде выделяется Франция.

У России в последних событиях своя роль, с МГ ОБСЕ не связанная. Последняя, по большому счету, только мешает ей, путаясь в ногах. Однако Москве нужно изображать, что она все еще в команде, и потому оттуда временами слышатся вялые заявления поддержки Минской группе. Что касается Соединенных Штатов, то они очень хотят заняться более насущными для американцев, чем Южный Кавказ, проблемами, вот только армянское лобби не дает, то и дело поднимая совершенно ненужные и даже вредные для национальных интересов США вопросы, теребя Конгресс, забрасывая Белый дом обращениями и жалобами.

Иное дело Франция. Она единственной из сопредседателей с первый дней войны заняла радикально проармянскую позицию. Париж отметился неприемлемыми для страны-посредника истеричными заявления и действиями. Через несколько дней после завершения войны, 25 ноября Сенат Франции принял резолюцию с призывом к правительству страны признать Нагорный Карабах. За документ на волне проармянской истерии проголосовали 305 взволнованных до глубины души сенатора, только один нашел в себе смелость проголосовать против.

"Предать армян - значит предать самих себя", "Мы не можем оставаться нейтральными, когда действуют джихадисты", "Карабах, помимо всего прочего, представляет также религиозную ценность для мира" - такие заявления звучали из законодательного органа Франции. А в Ереване, пытаясь проглотить застрявшее в горле поражение в войне, успокаивали себя мыслью, что признание Карабаха "становится частью международной повестки".

МИД Азербайджана отреагировал на подобное поведение очень жестко, назвав действия Сената провокацией и вручив ноту протеста французскому послу. Видя, что дело приобретает серьезный оборот МИД Франции поспешил откреститься от действий парламента, заявив в специальном документе, что Париж не признает самопровозглашенную "Нагорно-Карабахскую республику". Французский МИД сделал попытку остудить горячие головы, указав, что Париж должен сохранять нейтралитет по отношению к конфликту в Нагорном Карабахе, так как Франция утратит статус легитимного посредника, если будет поддерживать в конфликте одну из сторон.

Примечательно, что господин Макрон вообще очень плохо относится к принципу территориальной целостности. На последнем саммите G7 разгорелся скандал после того, как президент Франции заявил, что Северная Ирландия не является частью Великобритании. Глава британского МИДа Доминик Рааб счел это заявление оскорбительным, а премьер Борис Джонсон, как пишут британские СМИ, был взбешен этими словами.

С начала текущего года французская сторона, видимо, осознав потери от возможного разрыва с Азербайджаном, предприняла определенные усилия в дипломатическом плане и заговорила о новых совместных проектах. Правительство страны, несмотря на неадекватность президента Макрона, постаралось отмежеваться от провокаций Сената и армянского лобби. Тем не менее, провокационная деятельность лобби продолжается. В сентябре группа лоббистов побывала в Ханкенди, приняла участие в каких-то мероприятиях, провела встречи с сепаратистами. Депутата Национальной ассамблеи Франции Франсуа Пуппони внесен в черный список МИД Азербайджана, тем не менее, он беспрепятственно въехал в зону ответственности российских миротворцев из Армении и так же спокойно покинул Карабах.

Лобби это лобби, с ним все ясно, и не один Пуппони, или как его там, может завтра оказаться в Карабахе, если российские миротворцы будут и дальше продолжать так легкомысленно относиться к своим обязательствам. Вопрос тут даже не в черном списке МИДа. Согласно достигнутым договоренностям, иностранные граждане в принципе не имеют права появляться на азербайджанских территориях без ведома и согласия Баку. Между тем, за прошедший год миротворцы с пожеланием доброго пути пропустили в зону своей ответственности немало провокаторов, лиц, подпадающих под уголовную ответственность в Азербайджане и являющихся персонами нон грата в нашей стране. Так что основная вина за карабахский вояж некоего Пуппони лежит не на нем, а на тех, кто был обязан развернуть его на границе Азербайджана, но не развернул.

А вот в следующем случае вина уже лежит конкретно на официальном Париже. Несколько дней назад во Франции в очередной раз объявились карабахские сепаратисты, присвоившие себе какие-то нелегитимные должности и под этим соусом совершившие "рабочий визит" в Париж с паспортами граждан Армении. Мы, конечно, понимаем, что прибыли туда сепаратисты не по приглашению президента или правительства. Однако это дела не меняет, потому что провокаторов принимали в официальных структурах. Так называемые "министры" провели встречи в Сенате, в структурах муниципального управления.

Обычно в таких случаях МИД Франции спешит заверить, что это не правительство, мол, организовало визит... Ну да, еще этого не хватало, чтобы сепаратистов пригласили официально. Достаточно того, что нелегитимные лица проводят официальные встречи, подписывают какие-то договора, при том, что их подписи и печати имеют не больше правовой силы, чем детский рисунок. С таким же успехом во Франции могли принять представителей выдуманных стран вроде Блефуску, Хоббитании или Нагонии, побратать Париж с Зионом или Ктотауном. Разницы не было бы никакой.

 

Справедливости ради отметим, что в 2019 году французские суды один за другим аннулировали так называемые меморандумы о дружбе и побратимстве между некоторыми городами и провинциями Франции и населенными пунктами на тот момент еще оккупированного Карабаха. Так, суд Гренобля аннулировал несколько таких "хартий о дружбе", подписанных оккупированными Арменией городами и районами Карабаха с регионами и коммунами Валанс, Бур-Ле-Валанс и Бур-Де-Пеаж. В заключении суда было указано, что данные хартии не уважают международные обязательства Франции и противоречат внешней политике страны-сопредседателя МГ ОБСЕ. Мэр Бург-Ле-Валанса Марлен Мурье, "породненного" с Шушой, даже грозилась подать апелляцию. Но потом все затихло, потому что подобные хартии противоречили французскому законодательству.

Что могут сделать власти демократической Франции, где всем все можно? Если эта страна действительно желает хороших и плодотворных отношений с Азербайджаном (а они могут быть очень и очень плодотворными и взаимовыгодными), ей следует сделать хоть какие-то шаги. Если она не может, исходя из своей демократичности, запретить въезд сепаратистам с паспортами Армении, то властные органы должны хотя бы официально и открыто не рекомендовать французским чиновникам встречаться с подобными гостями. Это уже не вопрос демократии, это вопрос межгосударственных отношений, которые важнее всех этих псевдодемократических постулатов, на проверку являющиеся лишь инструментами провокаций и двойных стандартов.

А теперь хотелось бы вернуться к истерике, устроенной в Сенате после поражения Армении в войне и освобождения Азербайджаном своих территорий. "Мы не можем оставаться нейтральными, когда действуют джихадисты", - кричали в Сенате. О "джихадистах" говорят в законодательном органе страны, компании которой замечены в сотрудничестве с ИГИЛ и РПК. Ведь Париж до сих пор не прокомментировал обвинения в финансировании компанией Lafarge террористов Исламского государства и Рабочей партии Курдистана.

Турецкий телеканал TRT World недавно провел расследование и подготовил на основе полученных данных фильм под названием "Фабрика: секретная французская операция", раскрывающий секретные связи французских спецслужб с ИГИЛ и РПК.

В период с 2011 по 2015 год цементный завод, принадлежащий Lafarge, направил миллионы долларов США вооруженным группировкам в Сирии, включая вышеуказанные. Сотни просочившихся документов показывают, что французское государство было осведомлено о сделках между компанией и вооруженными группами, и что Париж давал указания о том, как защитить эту тайну. И среди проинформированных лиц был бывший министр экономики Франции, а ныне президент Эмманюэль Макрон. Утечка документов, как отмечается в фильме, доказала существование сообщника - Европейского инвестиционного банка, который финансировал цементный завод Lafarge в Сирии и нарушал при этом свои же собственные санкции. Миллионы евро из карманов налогоплательщиков стран ЕС в конечном итоге перемещались в карманы террористов ИГИЛ.

Более того, расследование TRT World раскрыло шокирующий факт: оказывается теракты в Париже 13 ноября 2015 года связаны с тем самым цементным заводом компании Lafarge в Сирии и сделками, заключенными с террористическими организациями.

Напомним, что 13 ноября 2015 года поздно вечером почти одновременно были совершены несколько атак: взрывы возле стадиона "Стад де Франс" в Сен-Дени, расстрел посетителей нескольких ресторанов, а также бойня в концертном зале "Батаклан" (где около 100 человек были захвачены в заложники). В результате погибли 130 человек и более чем 350 были ранены. Эти теракты стали крупнейшими по числу жертв за всю историю Франции и самым масштабным по числу жертв нападением на Париж со времён Второй мировой войны. Ответственность за теракты взяла на себя ИГИЛ.

Lafarge вышла на сирийский рынок в 2010 году и построила завод. После начала военных действий иностранные компании стали покидать Сирию, однако Lafarge по настоянию Парижа осталась и продолжила финансировать террористов. Расследование деятельности компании, проведенное во Франции, выявило, что террористам было передано около 16 миллионов долларов. Между тем, расследование TRT свидетельствует, что денег террористическим организациям было передано гораздо больше, и французское руководство об этом знает. Особо подчеркивается, что все это происходило в бытность министром экономики нынешнего президента страны Эмманюэля Макрона.

На этом фоне еще более тенденциозно звучат раздававшиеся в дни Отечественной войны 2020 года из Парижа обвинения в якобы использовании азербайджанской стороной сирийских боевиков и террористов ИГИЛ. И заметим - в отличие от доказательного расследования, проведенного турецким телеканалом, Парижу не удалось представить ни одного доказательства реального участия террористов с Ближнего Востока в войне на стороне Азербайджана.

Лейла Таривердиева

Day.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Умер один из создателей мультфильма о коте Леопольде

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

«Формула-1» упростит правила замены коробок передач