Армения признала суверенитет Азербайджана, только армяне об этом не знают - исторические факты от Намика Алиева

В последнее время в контексте обсуждений вокруг подписания мирного договора между Баку и Ереваном предметом многочисленных дискуссий становится вопрос признания Республикой Армения территориальной целостности Азербайджана.

В принципе, этот вопрос не стоит и "выеденного яйца", поскольку аргументы армян являются очередными мифами, вброшенными в повестку дня. Более того, участники этих дискуссий даже не подозревают, что их страна уже давно и на международном уровне признала целостность Азербайджана.

Территориальная целостность Азербайджана была признана при вступлении Азербайджанской Республики и Республики Армения в ООН в 1992 году. Это произошло после принятия резолюции 46/230 2 марта 1992 года на 82-м пленарном заседании 46-ой пленарной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. При этом были признаны границы Азербайджана, включающие в состав государства и Карабахский регион. Следовательно, все государства мира принимают эту данность. Никакого заявления или оговорки Республика Армения при этом не делала.

Следует отметить, что, кроме вышесказанного, Армения еще дважды после развала Советского Союза признавала территориальную целостность нашей страны. Первый раз это было сделано в подписанной армянами и азербайджанцами Алматинской декларации от 21 декабря 1991 года. В Преамбуле этого документа подчеркивается, что Независимые Государства - Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Республика Молдова, Российская Федерация (РСФСР), Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан и Украина, подписывают эту Декларацию,

"стремясь построить демократические правовые государства, отношения между которыми будут развиваться на основе взаимного признания и уважения государственного суверенитета и суверенного равенства, неотъемлемого права на самоопределение, принципов равноправия и невмешательства во внутренние дела, отказа от применения силы и угрозы силой, экономических и любых других методов давления, мирного урегулирования споров, уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств, добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права;

признавая и уважая территориальную целостность друг друга и нерушимость существующих границ;

считая, что укрепление имеющих глубокие исторические корни отношений дружбы, добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества отвечает коренным интересам народов и служит делу мира и безопасности;

осознавая свою ответственность за сохранение гражданского мира и межнационального согласия;

будучи приверженными целям и принципам Соглашения о создании Содружества Независимых Государств".

Во второй раз Республика Армения фактически признала территориальную целостность Азербайджана, присоединившись к СБСЕ (ныне ОБСЕ) в 1992 году и к Хельсинскому Заключительному акту 1975 года. В соответствии с ним запрещается приобретение территории посредством силы. По документу, принцип неприменения силы прямо связан с недопустимостью изменения границ государств насильственными средствами.

Чтобы подчеркнуть норму территориальной целостности, Хельсинкский Заключительный акт расширил статью 2(4) Устава ООН и кодифицировал территориальную целостность, неприкосновенность границ и неприменение силы в качестве отдельных принципов международного права.

В Хельсинкском Заключительном акте принципы были подтверждены как логически проистекающие из основополагающей нормы территориальной целостности и, таким образом, подчеркнута их неразрывная взаимосвязь в международном праве.

В отношении "принципа самоопределения" в статье VIII Хельсинкского Заключительного акта установлено его соблюдение в рамках территориальной целостности, "действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств".

Армянская фишка в другом. Никол Пашинян на вопрос о том, не будет ли демаркация и делимитация означать отказ от Карабаха и признание территориальной целостности Азербайджана, включающую Карабах, ответил: "Когда наши страны (Азербайджан и Армения) обрели независимость в 1991 году, они признали территориальную целостность друг друга".

Однако, армяне исключают Карабах из их понятия "территориальной целостности Азербайджана, аргументируя это тем, что, якобы "Азербайджанская Республика и "НКР" вышли из состава Союза ССР на равных основаниях".

Попробуем разобраться в этом очередном бреде армянских теоретиков.

Практически все армянские источники, обосновывая легитимность "независимости НКР", опираются на референдум, проведенный в НКАО по вопросу выхода из состава Азербайджанской Республики в соответствии с Законом СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" от 3 апреля 1990 года. Проведенным референдумом и ссылками на этот советский документ обосновываются практически все доводы армянской стороны о легитимности и независимости "НКР".

Прежде всего, отметим, что сам факт референдума признает легитимность нахождения НКАО в составе Азербайджана на момент его проведения. Незаконность и противоправность этого референдума, а также абсурдность ссылок на вышеуказанный Закон СССР станут очевидными даже при поверхностном ознакомлении с содержанием этого закона.

Прежде всего, обратим внимание на название закона, где говорится о выходе из состава СССР союзной республики, но (внимание!) никак не автономной области и даже не автономной республики. На это так же есть прямое указание в статье 1 рассматриваемого закона. Это право предоставлялось только союзным республикам в соответствии со статьей 72 Конституции СССР 1977 года. Ни автономным республикам, ни автономным областям Конституция СССР этого права не предоставляла. Порядок изменения границ союзных республик четко оговаривался в Конституциях СССР и союзных республик. Если армянские юристы ссылаются на Закон СССР, то они должны признавать и Конституцию Союза ССР.

Далее, во-вторых, закон рассматривает возможность отдельного проведения референдума по каждой автономии в союзных республиках, проводящих референдум о выходе из СССР и имеющих в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа. В этом случае за автономными республиками и автономными образованиями сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе (ст.3 указ. закона).

Это на практике означало, что только в том случае, если бы Азербайджан предпринял попытку выйти из состава СССР во время его существования и в соответствии с Законом СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", НКАО получила бы право на проведение отдельного референдума с тем, чтобы определиться между тремя возможностями: 1) остаться в составе Союза ССР; 2) выйти из его состава вместе с Азербайджанской Республикой; 3) поставить вопрос о своем государственно-правовом статусе.

Это далеко не то, что происходило в НКАО на референдуме 10 декабря 1991 года и о чем говорил Серж Саргсян на парламентских слушаниях по проблеме Нагорного Карабаха 30 ноября 2005 года по нижеследующим причинам:

1. Право "самоопределяться в самостоятельные субъекты союзной федерации вплоть до выхода из состава союзных республик, куда они входили (в случае постановки вопроса союзными республиками о выходе из СССР)", как говорит С.Саргсян, могло возникнуть в соответствии с законом от 3 апреля 1990 года не с момента "постановки вопроса союзными республиками о выходе из СССР", а при проведении союзной республикой референдума по вопросу о выходе из состава СССР (ст.3 указ. Закона).

2. В соответствии со статьей 4-й закона от 3 апреля 1990 года "для организации референдума о выходе из СССР, определения срока проведения референдума и подведения итогов Верховный Совет союзной республики образует комиссию с участием представителей всех заинтересованных сторон", в том числе и автономий. Как известно, это не имело место.

3. Референдум о выходе союзной республики из СССР, в соответствии со ст.2 Закона СССР от 3 апреля 1990 года, мог быть проведен не ранее чем через шесть и не позднее чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР. Верховный Совет Азербайджанской Республики принял Конституционный Акт о государственной независимости 18 октября 1991 года и, следовательно, в соответствии с законом на который так беззастенчиво уверенно ссылаются армянские источники, никак не мог провести референдум ранее 18 апреля 1992 года и позднее 18 июля 1992 года. А, значит, у НКАО, в соответствии с Законом от 3 апреля 1990 года не возникало и не могло возникнуть права на проведение референдума по самоопределению. Оно, в соответствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 года, теоретически могло возникнуть лишь в период между 18 апреля и 18 июля 1992 года при проведении референдума самой Азербайджанской Республикой.

4. И, наконец, во всем Законе от 3 апреля 1990 года невозможно найти ни одного слова, дающего право автономной области на самостоятельное проведение референдума.

В-третьих, обратимся вновь к статье 3 закона, в части первой которой говорится, как мы отмечали выше, что при проведении союзной республикой референдума о выходе из СССР у автономного образования остается право "на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе". Обратите внимание: не право на самоопределение и выход из состава СССР, не "право самой решать вопрос "о своем государственно-правовом статусе", как пишет Тарон Сахарян, а лишь право "поставить вопрос", решение судьбы которого, в соответствии с законом от 3 апреля 1990 года, входило в компетенцию Союза ССР (ст. 3-12 указ. закона). Эта норма была включена в закон лишь с одной определенной целью: в случае попыток выхода союзных республик из СССР иметь правовой механизм для оставления автономных республик и автономных образований в составе СССР. Наивно и непрофессионально было бы предполагать, что Союз ССР, вслед за уходящей из федерации союзной республикой, создавал бы условия для выделения и автономных образований. Единственная и главная цель принятия вышеуказанного закона заключалась не в упорядочении выхода союзных республик (а по армянской версии и автономных образований) из Союза ССР, а, напротив, в воспрепятствовании реализации права свободного выхода союзных республик из состава СССР, предусмотренного статьей 72 последней Конституции Союза.

Об этом, кстати, пишет профессор Антонио Кассезе, указывая, что данный закон, суть которого заключалась в реализации статьи 72 Конституции СССР, тем не менее, не отвечал международным стандартам в области самоопределения, так как настолько усложнял процесс отделения, что возникали сомнения, направлен ли он на истинное воплощение самоопределения или преследует цель создать целый ряд непреодолимых препятствий для осуществления этого принципа.

В-четвертых, в соответствии с законом от 3 апреля 1990 года, итоги референдума о выходе союзной республики, а вместе с ней и автономных образований, из СССР не являлись еще основанием для выхода из состава федерации. Чтобы они приобрели юридическую силу, необходимо было пройти длительную и сложную процедуру, которая завершалась рассмотрением итогов в Верховном Совете СССР и Съезде народных депутатов СССР. Что, естественно, не имело место.

В-пятых, в то время как в декабре 1991 года в Нагорном Карабахе собирались проводить референдум, самой НКАО как автономного образования уже не существовало: Законом Азербайджанской Республики от 26 ноября 1991 года в соответствии с Конституцией Азербайджанской Республики и Конституционным актом о государственной независимости Нагорно-Карабахская автономная область была упразднена. А следовательно, на эту территорию Азербайджанской Республики уже не распространялись положения статьи 3 Закона СССР от 3 апреля 1990 года.

В-шестых, к тому времени, когда уже ликвидированная НКАО проводила референдум, в результате "Беловежского" "Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" между Российской Федерацией, Украиной и Беларусью от 8 декабря 1991 года как субъект международного права и геополитическая реальность прекратил свое существование и Союз ССР. Следовательно, в данном случае даже ссылка на законы несуществующего государства является некорректной. Кстати, присоединившись к Содружеству Независимых Государств и подписав Алматинскую Декларацию, Республика Армения признала территориальную целостность и нерушимость границ Азербайджанской Республики, в пределах которых находился и Карабах. Именно поэтому, президент Армении Серж Саргсян в 2005 году указывал на то, что референдум был проведен 8 декабря 1991 года, в то время как, на самом деле он состоялся двумя днями позже, а именно 10 декабря 1991 года. Нет никаких сомнений в том, что и Республика Армения и Азербайджанская Республика были уже независимыми, по меньшей мере, с 8 декабря 1991 года, т.е. когда в Беловежской Пуще (Беларусь) Россия, Украина и Беларусь официально заявили, что "Союз Советских Социалистических Республик как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование".

В-седьмых, согласно пункту 2 постановления Верховного Совета СССР "О введении в действие Закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" от 3 апреля 1990 года, "любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий, как для Союза ССР, так и для союзных республик". Это положение, признаваемое армянскими юристами, делает их ссылки на Декларацию "О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики" от 30 августа 1991 года и Конституционного Акта "О государственной независимости Азербайджанской Республики" от 18 октября 1991 года безосновательными и юридически ничтожными. Неужели "наивные армянские юристы" предполагают, ссылаясь и опираясь на Закон СССР от 3 апреля 1990 года, что референдум в НКАО является легитимным?

Таким образом, миф об образовании после развала СССР на территории Азербайджанской Республики двух равноправных независимых государств, вторым из которых являлась "НКР", миф о легитимности "независимости НКР" являются ничем иным как очередными фальсификациями армянских сепаратистов.

Таким образом, попытка исключить Карабахский регион из понятия территориальной целостности Азербайджанской Республики является ничем иным, как очередной попыткой армянства "предернуть карты" в затеянной ими нечестной игре. Подмена понятий, игра терминами, словоблудие - все направляется на тщетные попытки повернуть вспять процесс установления мира на Южном Кавказе и оттянуть час расплаты за совершенные армянством преступления перед человечеством.

Намик Алиев,

Доктор юридических наук, профессор, руководитель кафедры Академии Государственного управления при Президенте АР

Day.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

"Человек-паук: Нет пути домой" выручил на предварительных продажах 50 млн долларов

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Премьер Южной Кореи заявил о необходимости сдерживания распространения "омикрон"-штамма