Стремительный ОДКБ: туда, сюда, обратно наша версия событий

В истории марш-бросок миротворческого контингента ОДКБ в Казахстан останется одним из самых загадочных событий. И эксперты еще долго будут оживленно обсуждать, что же это такое было, какие цели это преследовало. Уже сейчас вокруг этого экспресс-ввода и экспресс-вывода роится множество мифов. И каждый из них, при всей фантастичности, дает нам кирпичик к общему пониманию произошедшего.

Так, белорусский лидер Александр Лукашенко на встрече с прибывшими из Казахстана миротворческими силами заявил буквально следующее: «План миротворческой операции Организации Договора о коллективной безопасности в Казахстане, вплоть до деталей, была разработана двумя президентами – России и Беларуси – в течение одного часа».

Прежде всего – так не бывает. Дело президентов – принятие политического решения «вводить – не вводить». Детали – дело генерального штаба, в данном случае – российского. У которого, замечу, подобные планы детально разработаны для любой ситуации, вплоть до агрессии инопланетян, да еще и регулярно обновляются.

Часа не хватит даже для объективной оценки данных, которые предоставила двум президентам разведка. Тем более, что не могла она что-то серьезное предоставить, разве что кадры с улиц Алматы и некоторых других казахстанских городов. Вот и выходит, что час президентов ушел на то, чтобы ознакомиться с информацией, предоставленной казахской стороной и обсуждением того, как к этой операции привлечь Таджикистан, Кыргызстан и Армению.

Из этого следует первый вывод: глубокой проработки ввода контингента не было. Решение принималось поспешно, на основании односторонней информации и без четкого понимания задач, которые предстоит решать.

Прибывшие войска встретили не террористов, а манифестантов

Зачем они туда вошли?

Официальная версия, на которой сейчас настаивают и политики, и придворные пропагандисты – для борьбы с терроризмом. Их, по версии казахстанской стороны, было не менее 20 тысяч, и они атаковали целых шесть раз.

Проблема в том, что реальных доказательств этому так и нет. После истории с киргизским джазовым музыкантом Викрамом Рузахуновым, которого местные силовики пытали «впарить» нам за иностранного наемника «Закира Убурова» доверие к этой версии сильно пошатнулось.

А уж после слов Касым-Жомарта Токаева о том, что террористы нападали на морги, чтобы украсть тела боевиков, и вообще боевики сбривали бороды, чтобы затеряться среди гражданского населения – и вовсе упало ниже нуля. Тем более, что совсем недавно мы что-то такое уже слышали. Когда азербайджанская сторона требовала от Армении предъявить доказательства того, что на ее стороне воевали завербованные Турцией боевики из Сирии, Ереван на чистом глазу отвечал, что доказательства были – вот только все трупы боевиков съели дикие кабаны в Нагорном Карабахе.

Миротворцев было чуть больше двух тысяч, боевиков – в десять раз больше. Силовики Казахстана были деморализованы и единое командование у них отсутствовало. В таких условиях террористы не растворяются как дым, они атакуют, стремясь перехватить инициативу, действуют решительно и напористо – но ничего подобного мы не увидели. Хорошо организованного мародерства и вандализма – сколько угодно. Атак боевиков и серьезных столкновений с ними – ни одного.

Наступает время второго вывода: поспешное решение о вводе и необъективная оценка складывающейся ситуации привели к тому, что вошедший в Казахстан контингент ОДКБ, костяк которого составляли части специального назначения, ориентированные на отражение террористических атак, попросту не нашел там противника, на борьбу с которым был «заточен».

Не дело армии разгребать внутриклановые разборки

Что они там встретили?

Очевидным становится то, что события в Казахстане четко разделены на два не связанных между собою этапа. Первый – массовые протесты населения, вызванные необоснованным подорожанием газа. Их контингент ОДКБ попросту не застал.

Второй – попытка государственного переворота, который пытался осуществить Комитет национальной безопасности страны, привлекший к этому процессу криминальный контингент, который давно контролирует, а отчасти – и сросся с ним.

КНБ вышел из-под контроля, опьянев от собственных неограниченных полномочий и неподконтрольности политическим институтам. По сути, он стал государством в государстве, главной целью которого являлось обеспечение безопасности финансовых потоков правящего клана.

И в определенный момент решил перехватить социально-экономический протест чтобы свергнуть «токаевских», представить их недееспособными и вынудить Назарбаева пересмотреть итоги трансферта власти в пользу более приемлемой для них кандидатуры. К примеру – того же Самата Абиша, первого заместителя КНБ и племянника Назарбаева.

Трансфер власти мог произойти в пользу приемлемого генерала Абиша - племянника Назарбаева

Токаеву удалось перехватить ситуацию, но проблема заключалась в том, что контингент ОДКБ, столкнувшись с казахстанскими реалиями, в одночасье ощутил свою ненужность. Не дело военных вмешиваться во внутриклановые разборки – они для этого попросту не приспособлены. А если втянуться в них, заняв любую из сторон – то измажутся по самый верх миротворческой каски.

Тут совершенно не нужно искать третью силу, которая заставила бы ОДКБ уйти. Ни Пекин, как намекает глава российского «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, ни коллективный Запад здесь ни причем. Столкнувшись с размытостью ситуации и банкротством намерений, Организация просто обязана была как можно быстрее покинуть Казахстан, чтобы не столкнуться там с еще худшими для себя последствиями.

Отсюда и третий вывод: Токаев откровенно «подставил» ОДКБ, втянув его в ситуацию, когда лично ему требовалось удержать власть в противостоянии с конкурентами. Причем, справиться с подавлением переворота он вполне мог и сам – но решил опереться на иностранные штыка, последствия чего ему предстоит расхлебывать очень долго.

А Венедиктов загнул с Китаем

И чего в итоге добились?

Странное назначение Аскара Умарова, которого в российских СМИ именуют не иначе как «русофобом» и которому официально запрещен въезд в РФ, в новое правительство Казахстана сразу после решения о выводе контингента ОДКБ – весьма показательно для итогов «ввода-вывода».

Токаеву сейчас нужно спешно реабилитироваться перед своей страной, доказав, что он совсем не собирался наносить удар по суверенитету страны – просто боролся с террористами всеми доступными способами. А потому назначение деятеля с ярко выраженной антироссийской позицией – только первая ласточка. Президенту Казахстана сейчас нужно удовлетворять недовольство националистических кругов – и он будет делать это всеми доступными способами, не особо оглядываясь на Москву.

Да и остальному миру он сейчас просто обязан доказывать, что Казахстан не стал одновекторным, ориентированным только на Москву. Поэтому надежды Марго Симоньян о признании Токаевым Крыма, переходе на кириллицу и прочий бред – так и останутся влажными фантазиями. Подозрение в отношении имперских амбиций России в Казахстане сильны - и теперь выросли еще больше, за что Москва обязана горячо поблагодарить своих «официальных патриотов».

Аскар Умаров поможет загладить вину?

Того же вице-спикера Госдумы Петра Толстого, призвавшего восстановить Россию в границах Российской империи. Или господина Калашникова, намекнувшего на необходимость вхождения в ОДКБ Узбекистана, что вызвало волну недоумения в Ташкенте. Можно с уверенностью сказать, что и основная часть оппозиции в Киргизии и Армении только усилит свою активность в продвижении требования выхода из ОДКБ. Института, направленного на обеспечение безопасности правящих элит.

По большому счету события в Казахстане показали, что из Второго мира часть постсоветского пространства сползла в мир Третий, где заговоры и перевороты, осуществляемые военными и спецслужбами – дело будничное и обычное. Но осознавать это крайне некомфортно, поэтому власти будут цепляться за «террористов» и «майданные технологии» - и действовать в соответствии с этими замшелыми стереотипами. То есть, совершенно неэффективно.

И сколько бы политики и придворные пропагандисты не утверждали, что «туда-обратно» в Казахстане означало торжество ОДКБ на постсоветском пространстве — ничто это не отменят главного вывода: ввод в Казахстан был блестящей операцией с тактической точки зрения – и абсолютно провальной для России и подконтрольной ей Организации с точки зрения стратегической.

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

В Каазахстане требуют раскрыть имена 225 погибших в ходе протестов

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Президент Ильхам Алиев уделяет особое внимание реализации крупных проектов в Карабахе - Питер Тейс