Иран вытянул из ямы Венесуэлу наше поле зрения

Венесуэла в конце минувшего года сильно удивила международных нефтяных экспертов. В течение ноября-декабря она неожиданно смогла вдвое увеличить добычу нефти в стране — с 434 тысяч баррелей в день в начале года до 824 тысяч.

В последние годы эта латиноамериканская страна фактически вышла из мирового нефтяного клуба. До прихода к власти пассионарного социалиста Уго Чавеса в этой стране ежедневно добывали 3.2 миллиона баррелей нефти. Постепенно из-за агрессивной волюнтаристской политики властей, выгнавших из страны крупнейшие нефтяные копании США, добыча углеводородов стала неуклонно снижаться. Но настоящий обвал начался после смерти Чавеса в 2013 года и прихода к власти Николаса Мадуро.

Каракас винит во всех бедах Соединенные Штаты, которые ввели против Венесуэлы жесткие экономические санкции, лишившие эту латиноамериканскую страну инвесторов и препятствующие приобретению необходимого бурового оборудования для приходящих в негодность нефтяных платформ. Но, возможно, еще более важной причиной деградации отрасли стала некомпетентность самих властей, которые ставили управлять компанией Petroleos de Venezuela ничего не понимающих в специфике отрасли военных, устанавливали неразумные валютные курсы и совершали множество других просчетов.

Что же позволило теперь при сохранении санкций Америки сдвинуть этот тяжелый воз? Прежде всего венесуэльцы обязаны этому Ирану, который тоже «ходит» под американскими санкциями. Во время президентства Дональда Трампа США перехватили несколько иранских нефтяных танкеров, которые направлялись к берегам Венесуэлы. Однако блокировать все поставки Ирана для нефтяной отрасли Венесуэлы Вашингтон не смог. Из Ирана по воздуху доставлялись компоненты для смешивания тяжелой, гудронной венесуэльской нефти, Тегеран направлял в Каракас специалистов и оборудование для переработки нефти.

Президент США Джо Байден прекратил пиратские захваты иранских танкеров и тогда латиноамериканскому союзнику пошел из Ирана и готовый бензин, и дизельное топливо.

Частично это помогло властям сбить общенациональные протесты. Дело в том, что в течение многих лет в этой стране был самый дешевый бензин в мире — на заправку бака внедорожника уходило столь же денег, сколько на покупку сэндвича в «Макдональдсе». А когда разразился кризис, венесуэльцы или вынуждены были стоять в очередях в бензоколонок по несколько дней или покупать бензин на черном рынке по заоблачным ценам.

Новый импульс поставкам из Ирана был дан после заключения в сентябре прошлого года крупного соглашения между PDVSA и иранской National Iranian Oil Company. По нему резко возросли поставки конденсата для смешивания с тяжелой венесуэльской нефтью.

Венесуэльцы обязаны Ирану спасением своей нефтяной отрасли

Итогом и стал заметный рост добычи нефти и производства бензина до такого уровня, когда Венесуэла в свою очередь смогла увеличить поставки другому своему союзнику – Кубе, задыхающейся от жестокого экономического кризиса. До 2016 года Каракас фактически держал на плаву кубинскую экономику, поставляя ежемесячно от 90 до 100 тысяч баррелей нефти. Кубинское правительство не платило за эту нефть ни центра, считалось что она в обмен помогает венесуэльцам через своих агентов обеспечивать безопасность их правительства и силовых структур.

В августе прошлого года Куба получила около 40 тысяч баррелей нефти, а в октябре (последние доступные данные) поставки сырой нефти увеличилось до 66 тысяч баррелей.

Одновременно с успехами на нефтяном фронте, как сообщает агентство Yahoo/Finance, Венесуэла покончила с самым длинным периодом гиперинфляции в мире. По состоянию на ноябрь-декабрь цены выросли на 7. 6 процентов, а всего инфляция по итогам года составила 684 процентов. По сравнению с другими латиноамериканскими странами это, конечно, много, но нужно учитывать, что в предыдущие годы инфляция в Венесуэле составляла тысячи процентов.

Одновременно в 2021 года экономика Венесуэлы впервые за много лет пошла в рост, достигнув 4 процентной отметки. Во многом эти параметры были достигнуты за счет того, что власти перестали лихорадочно пользоваться печатным станком и ввели в стране массовое использование американского доллара, который фактически заменил национальный боливар.

Экономика начала приходить в себя

Эта история неожиданного оздоровления экономики Венесуэлу, на которую весь мир, казалось, уже поставил крест преподает и пару важных уроков не только в сфере нефти и финансов.

Первый лежит на поверхности. Экономические санкции США, какими жесткими они ни были бы, могут затормозить экономическое развитие, усилить инфляцию, заставить правительства отказаться от амбициозных проектов, но они не в состоянии изменить политический курс той или иной страны. Примеров, когда эти санкции достигали этой цели не было, нет и не будет.

Второй урок более глубинный. Недавно в американском журнале Atlantic вышла концептуальная статья известной в США журналистки Энн Эпплбаум, которая называется «Почему «плохие парни» побеждают?».

Особое место в статье уделяется именно Венесуэле. Режим Мадуро, пишет Эпплбаум не устоял бы в условиях жутчайшего экономического кризиса, когда после 2013 года страна потеряла 80 процентов своего ВВП, достаточно жестких санкций США и мощных антиправительственных демонстраций. Его, возможно, не спасла бы даже поддержка военных чинов.

Ключевую роль в спасении режима играют те «плохие парни, чьи фигуры размещены на первой странице текста Atlantic—Путин, Си Цзиньпин, Эрдоган (рядом с ними – сам Мадуро и Лукашенко). Россия спасает переживающую коллапс венесуэльскую нефтянку и одаривает Венесуэлу современными видами оружия. Китай, начиная с 2013 года кредитовал венесуэльскую экономику на 60 миллиардов долларов. Турция пытается играть роль в политическом урегулировании: в прошлом году Венесуэлу посетил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и после этого Мадуро освободил 110 политических заключенных.

В результате Эпплбаум приходит к неутешительному выводу: сцепка в рядах этой корпорации намного сильнее, чем у истинных приверженцев демократии.

Но на этом мысль автора статьи и заканчивается, а ведь ее можно было бы и продолжить.

Нет, у меня нет никакого желания обелить авторитарные антидемократические режимы в той же Венесуэле или на Кубе. Вопрос в другом. Кто в стане гигантов мысли и отцов демократии является «хорошим парнем»? Кто, например из президентов Соединенных Штатов последней четверти века? Буш-младший, который под надуманным предлогом ввел войска в Ирак? Клинтон, который отдал приказ бомбить Белград, столицу европейской страны? Обама, устроивший хаос в Ливии?

Клинтон, Буш, Обама... Эти ли ребята хорошие, кто устроил Большой Пожар на Большом Востоке?

А может быть Дональд Трамп? Тот, кто вывел Америку из Парижского соглашения по климату и перессорился с большинством западноевропейских стран главных союзников США. Тот, кто начал строить забор на границе с Мексикой. Тот, кто подобно наглому боссу мафии на саммите НАТО, чтобы пройти в первый ряд лидеров не фотосессии оттолкнул премьер-министра Черногории. Тот, кто демонстративно отказался встречаться с премьером Гренландии из-за того, что та отказалась продавать свою страну Америке.

И потом еще спрашивают, почему европейцы не спешат заключать с США те или иные торгово-экономические договоры? Да потому, что они боятся, что в Вашингтоне к власти вернется политический дегенерат Трамп или другой, такой же, как он «хороший парень».

Так что наклеивание этикеток в современном мире - не слишком благодарное занятие. И если уж та или иная страна (а таких примеров тоже немало) грубо нарушает принятые в мире правила и терроризирует свое собственное население, то она заслуживает остракизма — но только от имени всего мирового сообщества. Чтобы потом не возникал вопрос: «А судьи кто?»

А пока консенсус на этот счет не принят, «плохие» будут помогать друг другу, а «хорошие» - ссориться между собой.

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Глава МИД Германии отправилась в Киев и Москву

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Грузинская стройтехника будет продаваться в Азербайджане