Узбекистан сказал Москве: нет! актуальный комментарий

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев назвал безосновательным заявление белорусского коллеги Александра Лукашенко о том, что Узбекистан должен извлечь уроки из произошедших в Казахстане событий.

На заседании Совета безопасности Узбекистана 13 января президент был категоричен: «На днях со стороны руководителей некоторых государств были сделаны необоснованные заявления о том, что Узбекистан должен извлечь уроки из произошедших в Казахстане событий. Мы внимательно следим за ситуацией в регионе, всеми вызовами и угрозами его безопасности. Располагаем всем необходимым потенциалом и мощью для адекватного реагирования на любую угрозу».

Это был исчерпывающий ответ на слова Александра Лукашенко, сказанные им 10 января на внеочередной сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности, где белорусский президент заявил буквально следующее: «Уроки, о которых здесь на сессии много говорили, должны извлечь, простите за это, прежде всего Узбекистан. Если эти уроки не будут извлечены, по нашей информации, а это уже вы видите там на месте, их взгляды в том числе брошены на Узбекистан».

По сути, президент Белоруссии заявил, что Ташкенту пора бы вернуться в ОДКБ, из которого он выходил уже дважды, в 1999 и 2012 годах. Поскольку, дескать, только членство в этой Организации укрепит его безопасность и защитит от «атак террористов», подобных тем, которым подвергся Казахстан.

Ох, не Александру Григорьевичу бы о возвращении Узбекистана в ОДКБ говорить, поскольку именно он был в 2011 инициатором скандала, по итогам которого Ташкент второй раз вышел из Организации. Но об этом чуть позже. Сначала – о том, почему узбекская сторона покинула ОДКБ в первый раз, в 1999 году.

1999 год: первый разрыв

Ислама Каримова тогда серьезно беспокоило расширение Россией своего военного влияния на постсоветском пространстве, и он был категорически против размещения в Таджикистане 201-ой мотострелковой дивизии. Кроме того, Ташкент не скрывал своего недовольства масштабными поставками российского оружия Армении, последовательно поддерживая Азербайджан. А также неоднократно заявлял о своем несогласии со стремлением России сохранить военное присутствие в Приднестровье.

Каримов ударил кулаком по столу и... покинул ОДКБ

«Интеграция не должна быть навязана извне» и «проблемы Центральной Азии должны решаться без вмешательства внешних сил [включая Россию – А.К.]» - вот те два кита, на которых держалось отношение Ислама Каримова к ОДКБ. И когда в 2006 Узбекистан объявил о возвращении в Организацию – это была личная благодарность Ташкента Владимиру Путину за поддержку силового подавления узбекскими властями беспорядков в Андижане в мае 2005 года. Но никак не отказ президента Узбекистана от выношенных им внешнеполитических принципов.

Возвращение со странностями

А потому «возвращение» Ташкента в ОДКБ в период с 2006 по 2011 годы носило крайне странный характер. Мало того, что Ташкент не ратифицировал 15 соглашений и протоколов, обязательных для членов Организации, так еще и его отношения с рядом «союзников» обострились до предела.

Откровенная враждебность между Узбекистаном и Таджикистаном стала притчей во языцех, а их членство в одной организации вызывало горькие усмешки по обе стороны узбекско-таджикской границы, плотно засеянной минными полями. Но главной причиной конфликта «союзников» было строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане. Узбекское руководство рассматривало ее как угрозу своей национальной безопасности, а в Душанбе считали, противодействие Ташкента ее строительству главной внешней угрозой суверенитету Таджикистана.

Доходило до курьезов. В 2011 году Рахмон решил пригласить в Душанбе взвод иранской армии для участия в параде по случаю 20-летия независимости Таджикистана. Тогдашний таджикский министр обороны Шерали Хайруллов с гордостью объявил, что если понадобится, «то иранские братья в течение пары часов прибудут на помощь Таджикистану». Поторопился. Узбекистан не разрешил доставку «братьев» на парад через свое воздушное пространство, в чем его поддержал и Туркменистан. Помогли… американцы, давшие коридор пролету иранских военных через Афганистан.

Не лучше были и отношения Ташкента с Киргизией. И даже с Казахстаном. В июле 2011 г. узбекские пограничники почти две недели не сообщали о задержанных ими в горах Тянь-Шаня 12 казахстанских альпинистах, среди которых было девять подростков. А в июне 2012 года узбекские власти отказались пропустить через свою территорию в Таджикистан военнослужащих и военную технику Казахстана для участия в военных учениях ШОС «Мирная миссия-2012», хотя сами являлись членом этой организации.

Но даже после мнимого возвращения Каримов не подписал 15 соглашений

И какие бы слова благодарности Ислам Каримов не говорил в адрес Москвы и лично Владимира Путина, но из рассекреченных Wikileaks документов известно: в 2009 году, встречаясь с Уильямом Бернсом, тогдашним заместителем госсекретаря США, а ныне – директором ЦРУ, он прямо обвинял Москву в имперских амбициях и стремлении доминировать на постсоветском пространстве.

Эта постоянная демонстрация Ташкентом своего особого мнения по любому вопросу и послужило причиной того, что в 2011 году Александр Лукашенко, председательствовавший тогда в Организации, разразился резкой тирадой в адрес Ташкента. Пора, мол, исключать из ОДКБ «страны, которые не желают сотрудничать в рамках договора в полной мере». «Да и не больно-то и хотелось», ответил Ташкент – и второй раз вышел из ОДКБ в 2012 году.

Узбекская самодостаточность

Ислам Каримов ушел, но заложенные им принципы отношения Ташкента к ОДКБ остались неизменными. Шавкат Мирзиёев прекрасно понимает специфику этой Организации - нужность или ненужность своего членства в нем страны оценивают не с точки зрения общих интересов блока, а с точки зрения своих двусторонних отношений с Россией. И поэтому Ташкент вполне логично говорит Москве: «Если мы не с вами, то это не значит, что мы против вас. И зачем нам эта ОДКБ, если мы можем сотрудничать напрямую?»

Эту позицию подкрепляет полная самодостаточность Ташкента в обеспечении собственной безопасности. Казахстанские события там маловероятны. Ислам Каримов в наследство Шавкату Мирзиёеву оставил самую мощную армию. И самую эффективную спецслужбу в регионе, которая наработала уникальный опыт борьбы со «спящими ячейкам» исламистов. И даже – в ликвидации их «на дальних подступах», активно в свое время проводя специальные операции на территории Таджикистана, Киргизии и Афганистана, о чем мало кто знает.

У Мирзиеева мощная армия и эффективные спецслужбы

Этот инструмент президент Узбекистана постоянно совершенствует, пристально следит за его лояльностью и поддерживает в высокой степени готовности, не забывая о его модернизации. Так, на днях была представлена «Программа дальнейшего развития Вооруженных сил Узбекистана в 2022-2026 годах», которая составлена с учетом современных угроз.

То есть то, что Казахстану еще предстоит создать в сфере безопасности – Ташкент делает уже давно, по понятным причинам не слишком это афишируя, но, тем не менее, занимаясь этим каждодневно и комплексно - от чекистских мероприятий по задержанию «непримиримых» до гуманитарного вразумления тех, кто примкнул к подполью.

И зачем Ташкенту ОДКБ?

К тому же, Мирзиёев управляет узбекскими элитами куда эффективнее, чем Токаев – казахстанскими, и, кроме того, куда лучше контролирует социальную обстановку в стране. При таком положении дел - здесь не Узбекистану нужно «извлекать уроки», здесь многим странам, в том числе и членам ОДКБ, стоило бы у него поучиться. Поэтому, по большому счету, у Ташкента нет объективных причин для третьего по счету возвращения в Организацию. И делать этого он не планирует.

В том числе и потому, что в Узбекистане прекрасно понимают, что во внешнеполитическом плане членство в ОДКБ станет для него обременением. Мирзиёев желанный гость в Вашингтоне и Анкаре, в Сеуле и Пекине – и везде он успешно продвигает интересы Ташкента. Даже с Талибаном узбекский президент вполне смог найти общий язык. К чему ему тесно связывать себя с Кремлем членством в военном блоке? Достаточно поддерживать взаимовыгодные отношения, которые, к тому же, прекрасно развиваются и без бюрократических надстроек ЕАЭС.

Узбекистан сегодня нужен многим – и потому Ташкент имеет роскошь выбора партнеров. А неуклюжие попытка втиснуть его в ограниченные рамки ОДКБ – будут вызывать в Узбекистане лишь недоумение.

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

В Армении считают, что нормализация отношений с Турцией решит проблему безработицы

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Регион устал от негатива: Иран приветствует переговоры Армении и Турции