Европарламент, борющийся за актуальность, избирает нового лидера - "ЗАРУБЕЖНЫЙ ВЗГЛЯД НА РЕГИОН"

Day.Az представляет читателям очередной материал из рубрики "Зарубежный взгляд на регион". В ее рамках на нашем портале публикуются переводы важнейших аналитических материалов авторитетных зарубежных изданий, посвященных событиям в регионе в целом и в Азербайджане в частности.

New York Times

Роберта Метсола (Мальта) сменит на этом посту Давиде Сассоли, итальянского политика, который умер на прошлой неделе, в критический для института момент.

БРЮССЕЛЬ - Во вторник Европейский парламент избрал нового президента. 43-летняя депутат от Мальты Роберта Метсола возглавила учреждение, которое стремится занять более заметное место в структуре власти ЕС.

Предшественник г-жи Метсолы, Давид Сассоли, умер в возрасте 65 лет на прошлой неделе, и она была выбрана подавляющим большинством голосов из двух других кандидатов, все женщины.

Европейский Союз, состоящий из 27 государств, один из самых амбициозных политических экспериментов в мире, является домом для 450 миллионов человек. Парламент является единственным напрямую избираемым органом в блоке, и избиратели выбирают законодателей в этот орган с 1979 года, когда союз был гораздо меньше.

Несмотря на то, что выборы в Европейский парламент проводятся каждые пять лет, Европейский союз имеет сложную структуру, и его часто обвиняют в том, что он представляет собой мутную бюрократическую машину, оторванную от своих граждан и лишенную демократической подотчетности, даже несмотря на рост его могущества.

"В следующие годы люди по всей Европе будут обращаться к нашему институту за руководством и направлением, в то время как другие будут продолжать испытывать пределы наших демократических ценностей и европейских принципов", - сказала г-жа Метсола законодателям после своего избрания. "Мы должны дать отпор антиевропейскому нарративу, который так легко и быстро приживается".

Перед г-жой Метсолой, членом консервативной Европейской народной партии, крупнейшей политической группы парламента, стоит сложная задача возглавить самую раздробленную палату за последние десятилетия, поскольку она решает такие вопросы, как ограничение выбросов углекислого газа, обеспечение верховенства закона и установление правил для крупных технологических компаний.

Ей также придется регулировать отношения парламента с двумя другими институтами, управляющими блоком: Европейской комиссией, исполнительной бюрократией, и Европейским советом, объединяющим глав правительств 27 стран-членов. Эти три ветви власти часто конкурируют друг с другом за влияние, при этом парламент борется за актуальность и обычно оказывается слабее всех.

Танцы между институтами ЕС разворачиваются на фоне более серьезной проблемы: может ли блок, который позиционирует себя как защитник демократии и который регулирует многие аспекты жизни европейцев, стать более демократичным при сохранении своей нынешней структуры?

"Европейский Союз - это незаконченная политическая система", - говорит Софи Порншлегель, старший аналитик Европейского политического центра, аналитического центра в Брюсселе. "Это вопрос перспективы", - отметила она. "Если смотреть на нее как на международную организацию, то она является одной из самых демократичных. Очевидно, что если сравнивать ее с национальными демократиями, то она имеет дефицит демократии".

Но, по мнению г-жи Порншлегель, такое сравнение было бы несправедливым. "Пока что у нас нет Соединенных Штатов Европы", - сказала она, имея в виду более глубоко интегрированную федеральную структуру власти. "Все гораздо сложнее".

Европейский парламент может накладывать вето на законодательство, устанавливать бюджеты, ратифицировать международные соглашения и выполнять надзорные функции над различными институтами. Он также имеет последнее слово при утверждении председателя Европейской комиссии.

Однако в декабре 2019 года, когда был назначен нынешний глава комиссии Урсула фон дер Ляйен, лидеры стран отказались от своего обещания выдвинуть президента из числа кандидатов, предложенных законодателями парламента, что было расценено как серьезный удар по авторитету института. Законодатели также не могут увольнять отдельных членов комиссии, но могут только распустить комиссию в целом.

Важным отличием от национальных законодательных органов является то, что Европейский парламент не имеет права инициировать законы, что многие считают большой помехой. "Это ставит вас в реактивный режим", - сказала Мариетье Шааке, бывший член Европейского парламента, которая сейчас преподает в Стэнфордском университете. "Это главный недостаток в конструкции союза".

 

Альберто Алеманно, профессор права Европейского союза в бизнес-школе HEC Paris, выразился более прямолинейно. "Европейский парламент не является ни парламентом, потому что у него нет законодательной инициативы, ни европейским, потому что его члены избираются на национальном, а не на европейском уровне", - сказал он.

Однако аналитики отмечают, что в последние годы Парламент приобрел известность, что выразилось как в повышении явки на выборах 2019 года, так и в ряде необычайно смелых шагов.

При г-не Сассоли, итальянце, парламент подал в суд на Европейскую комиссию за то, что она не использовала существующие правила для сокращения финансирования стран-членов, нарушающих стандарты правопорядка. А в мае законодатели заблокировали громкое инвестиционное соглашение между блоком и Китаем, ссылаясь на нарушения прав человека и санкции против европейцев, критикующих Пекин, включая некоторых законодателей.

По мере того, как менялась позиция парламента, менялась и роль его председателя. "Это больше не роль церемониальной фигуры, как президент Германской республики", - сказал профессор Алеманно. "Президент - это тот, кто может позволить Европарламенту продвигать свои политические цели и защищать свои прерогативы. Но это будет зависеть от его личности и политической принадлежности".

Во многих отношениях г-жа Метсола, бывший юрист, привносит новизну в эту роль. Почти 60 процентов законодателей - мужчины, а средний возраст составляет около 50 лет. Кроме того, г-жа Метсола - первый президент от Мальты, самой маленькой страны-члена блока.

Но в других отношениях г-жа Метсола - это выбор мейнстрима. Она принадлежит к доминирующей группе парламента, которая также является домом для партии г-жи фон дер Ляйен. Критики говорят, что политическая близость может стать препятствием на пути г-жи Метсолы в комиссию.

В интервью газете The Times перед своим избранием на пост председателя г-жа Метсола сказала: "У нас есть задача призвать комиссию к ответу, и мы будем продолжать делать это безоговорочно".

"Но мы будем помнить о более широкой картине единства ЕС", - добавила она. "Я не хочу, чтобы парламент увяз в межинституциональных дебатах".

Г-жа Метсола открыто выступает против коррупции и подрыва верховенства закона, особенно на ее родной Мальте. Однако она подвергалась критике за свои социально-консервативные взгляды, в частности, за позицию против абортов. Она заявила, что после избрания будет продвигать "позицию палаты" по репродуктивным правам.

Ссылаясь на голосование г-жи Метсолы против резолюции, осуждающей польские законы против абортов, Алиса Кунке, кандидат в президенты от "зеленых", сказала: "Все женщины в ЕС должны рассчитывать на то, что председатель парламента будет бороться за нас, когда это необходимо".

"Мне трудно представить, как ей удастся сделать это убедительно и сильно", - добавила г-жа Кунке в интервью, данном до утверждения г-жи Метсолы на пост президента.

Институт парламента часто упрекали в том, что он не соблюдает принципы, которые проповедует. Международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International в своем недавнем докладе заявила, что внутренних правил парламента недостаточно, чтобы гарантировать подотчетность законодателей.

Несмотря на системные недостатки, у парламента есть причины для оптимизма, говорят аналитики. В ходе недавнего опроса 63 процента европейцев заявили, что хотели бы, чтобы этот орган играл более важную роль. Согласно одному из предложений, некоторые законодатели будут избираться по общеевропейским, а не национальным спискам, чтобы укрепить связь с избирателями по всему блоку. Но в типичной для ЕС манере неясно, будут ли такие изменения готовы до следующих выборов, запланированных на 2024 год.

Day.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Промежуточный провал "мадам провокации": чего не учли исламофобы Пекресс и Земмур? - ТЕМА ДНЯ от Акпера Гасанова

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Книга о победе в Карабахе появилась в продаже в Турции