Азия - полигон для сильных мира сего?

 

Война в Украине наряду со многими другими процессами и явлениями в мировой политике, остававшимися в тени, обнажила и еще один процесс, а именно - стремительную фрагментацию планеты исходя из геополитических предпочтений и приоритетов, пишет газета "Каспий".

В последнее время перегруппировка сил в системе международных отношений и формирование условных блоков, усиливающих соперничество ведущих центров силы, заметно активизировалась. При этом сложившиеся годами и десятилетиями союзы переживают серьезную трансформацию. Выход Великобритании из ЕС, постепенный отход США от политики опеки над "западным миром", привели к появлению заметных линий политических разломов на Западе. Так, в пределах географии коллективного Запада все более четкое очертание получает разделение на англосаксонский и европоцентричный полюса.

Линия разлома внутри НАТО

Выход Великобритании из ЕС и активизация Лондона в создании или воссоздании релевантных его новой внешней политике союзов привели к актуализации идеи создания формата CANZUK (Канада, Австралия, Новая Зеландия, Британия). Он предполагает, что все эти четыре страны согласятся на свободную торговлю, взаимную миграцию и внешнеполитическое сотрудничество. И хотя институционализации этой идеи пока не произошло, есть все основания полагать, что британская дипломатия уже активно действует в этом направлении.

С другой стороны, создание трехстороннего оборонного альянса AUKUS (Australia, United Kingdom, United States) 15 сентября 2021 года формально очерчивает линию разлома внутри НАТО, поскольку предполагает формирование общей системы безопасности между ведущими странами Альянса (США и Великобритания) без опоры на его "оборонительный каркас".

Еще в сентябре прошлого года этот раскол, усугубленный кризисом в отношениях между Лондоном и Парижем и Парижем и Вашингтоном, вызванным отказом Австралии от реализации многомиллиардного контракта на покупку французских подводных лодок от 2016 года, мог бы серьезно расстроить отношения внутри НАТО. И несмотря на то, что его удалось купировать, все эти события, стимулировали французскую дипломатию будировать тему Общеевропейской армии через свои инструменты влияния в ЕС.

Соперничество нарастает

15 сентября прошлого года председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выступила со второй ежегодной речью о положении дел в сообществе. Среди прочего она призвала общество готовиться к тому, что соперничество на международной арене будет возрастать, а также выдвинула аргументы в пользу создания Европейского оборонного союза. Фон дер Ляйен еще будучи главой оборонного ведомства ФРГ считалась одной из ярых лоббистов создания общеевропейской армии, где германо-французский тандем занимал бы лидирующие позиции. Сейчас, в условиях отсутствия одного из главных критиков этого проекта - Великобритании, его реализация становится более реалистичной. Более или менее скептически относятся к этому проекту страны Восточной Европы, которые опасаются военно-политического доминирования, главным образом Берлина и более тесно координируют свои действия с США. Чем больше в Брюсселе, Париже и Берлине говорят об общеевропейской армии, тем активнее такие страны, как Польша, Венгрия или Румыния, взаимодействуют с США в военно-политическом плане. До недавних пор это помогало Вашингтону, опираясь на своих сторонников в ЕС, блокировать или серьезно тормозить процесс. Сама Урсула фон дер Ляйен вынуждена была признавать, что военная и дипломатическая слабость Европы обусловлена не недостатком возможностей, но отсутствием политической воли у государств-членов сообщества.

Так было вплоть до войны в Украине, которая в значительной степени изменила геополитический фон, влияющий на те текущие процессы в мировой политике. Война привела к консолидации различных сил в рамках НАТО вокруг усилий США, направленных на поддержку Киеву, что вновь актуализировало тему единства в рамках Североатлантического альянса.

Полигон для сильных мира сего

В то время как на Западе привычные союзы имеют тенденцию к фрагментации, на Востоке - в Азии, напротив, усиливаются другие форматы, формируя альтернативные политические группировки. Саммиты ОДКБ и ШОС, прошедшие в прошлом году, продемонстрировали рефлексию участников относительно процессов в глобальной политике. При этом ситуация вокруг Афганистана выступила в качестве лакмусовой бумажки, показывающей, что риски, исходящие из этой страны, вызваны действиями внерегиональных игроков и их партнеров, а потому должны истолковываться в более широком контексте, выходящем далеко за пределы Афганистана.

Но и здесь не обходится без противоречий. Ведь, скажем, та же Индия, являющаяся активным участником ШОС, все чаще позиционируется в качестве проводника антикитайской линии Вашингтона, что создает условия для прогрессирующих противоречий не только между Пекином и Дели, но и внутри ШОС, видящегося в Москве, Пекине и ряде других столиц в качестве естественного препятствия для распространения влияния Запада в Азии.

Сегодня, как и десятилетия назад, основная борьба между оформившимися центрами силы веется за расширение сфер влияния за счет "непримкнувших" государств. Таковыми условно могут считаться Азербайджан, Узбекистан и ряд других. Однако для нашей страны ее внеблоковый статус позволяет сохранять равновесие, не позволяющее ей втягиваться в блоковое противостояние и выступать в качестве полигона для сильных мира сего, выясняющих свои отношения на третьих площадках.

Oxu.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Испания разрешила въезжать по ПЦР-тестам

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

NEDетская провокация накануне Гран-при Азербайджана "Формула-1"