Путин и Рахмон в кольце врагов актуальный комментарий

Итоги первого в военное время зарубежного визита Путина, - в Таджикистан, выглядят достаточно смутными. О каких-либо достигнутых договоренностях сведений нет, обозначены лишь темы обсуждения двух президентов-ровесников (Рахмон старше Путина на два дня, в октябре они оба должны будут разменять восьмой десяток).

В экономике им говорить было, собственно, не о чем: Российская Федерация продолжает занимать лидирующую позицию во внешнеторговой структуре Таджикистана. В прошлом году товарооборот вырос на 44,7% — до $1,2 млрд. Россия обеспечивает почти 80% потребностей таджикистанской экономики в нефтепродуктах. На денежные переводы работающих в России мигрантов из Таджикистана в прошлом году приходилось около трети его ВВП. В российских вузах обучается более 22 тысяч таджикских студентов и аспирантов, многие — по специальным квотам.

Правда, ложкой дегтя в этой бочке меда торгово-экономических отношений является то, что количество работающих мигрантов из Таджикистана в России после начала «специальной военной операции» начало сокращаться. Так, по данным Минтруда Таджикистана, в первом квартале на родину из России вернулись 60 337 таджикских мигрантов, что в 2,6 раза больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Но это уже от двух президентов не очень зависит.

Остается вопрос Афганистана. К которому в регионе, как отмечает блестящий специалист по Афганистану Омар Нессар, сложились два подхода. Первый связан с надеждами на реализацию тех амбициозных трансафганских и прочих экономических проектов, которые могут превратить Афганистан в связующий мост между Центральной и Южной Азией. Это, разумеется, отвечает интересам большинства его соседей – и Ташкента, и Ашхабада, и Тегерана, поэтому они стремятся наладить отношения с нынешними властями страны, понимая при этом, что иной альтернативы нет. И в ближайшее время не предвидится.

А вот второй заключается в том, что Афганистан при талибах – это сплошные риски и угрозы для безопасности в Центральной Азии. И не сотрудничать с талибами нужно, а всячески укреплять границы, чтобы избежать возможного расползания этих угроз по всему региону.

Таджикистан – это образцово-показательный пример именно второго подхода.

Афганистан при талибах – это сплошные риски и угрозы для безопасности в Центральной Азии. Так полагают в Душанбе, а с недавних пор и в Москве

За три десятка лет руководства Таджикистаном Рахмон не утратил командирской хватки. И предпочитает решать все проблемы жестко и решительно. Он постепенно разгромил всю оппозицию – и военную, и политическую, с которой подписывал мирные соглашения после гражданской войны.

Рахмону предстоит осуществление главной задачи - обеспечить беспроблемную передачу власти сыну Рустаму.

То же самое и во внешней политике. В середине июня Душанбе посещал глава Центрального командования США (CENTCOM) генерал Майкл Курилла. За местными спортивными соревнованиями наблюдал, культурные мероприятия посещал, шикарную местную кухню пробовал. А потом взял и заявил, что «США работают с правительством Таджикистана над определением наилучшего способа эффективного использования и обслуживания самолетов. Планируется передать некоторые или все самолеты Душанбе».

Генерал Курилла приехал в Душанбе не с пустыми руками

Да-да, тех самых, которые летчики проамериканского правительства Ашрафа Гани перегнали в Таджикистан. А это, если кому интересно, 18 единиц, в том числе - вертолеты Ми-17, UH-60 и самолеты PC-12, C-208, AC-208 и A-29. Что серьезно повышает боеспособность таджикских ВВС.

И в конце своего визита трехзвездный генерал многозначительно обмолвился, что в США «восхищаются лидирующей ролью, которую играет Таджикистан в Центральной Азии сегодня».

Речь, понятно, идет о позиции Душанбе в отношении официального Кабула. Но ведь не американцами едиными, как говорится. В середине мая Рахмон на саммите ОДКБ долго и пламенно говорил об угрозах, исходящих от талибов для его страны. Итог – Таджикистану было выделено около 100 миллионов долларов на «укрепление границ с Афганистаном». И это не считая российской помощи в модернизации таджикской армии.

Возникает сразу главный вопрос: а как так получается, что Россия и США, официально враждующие между собой, придерживаются единой, по сути, линии в отношении Кабула?

Рахмон, судя по всему, убедил Владимира Путина в том, что Афганистан – источник угроз. Ему-то это вполне удобно, поскольку приносит и политические, и военные, и экономические преференции. Два президента смотрят на афганскую ситуацию вполне одинаково. Вопрос в том, насколько эта позиция конструктивна и отвечает интересам не только России, но и других государств региона.

Но Москва предпочитает об этом не задумываться, поскольку «в кольце врагов» - это и ее концепция. Владимир Путин в минувший вторник заверил Эмомали Рахмона: Россия делает «все для того, чтобы ситуация в Афганистане нормализовалась» и «не угрожала никому, никаким соседям». На «афганском распутье» Москва однозначно выбрала сторону Душанбе.

На «афганском распутье» Москва однозначно выбрала сторону Душанбе

Что проявляется даже в мелочах: ЕС, США, Япония, Китай, Индия, Турция, Великобритания, Германия, Узбекистан, Туркменистан и другие страны уже готовы помогать афганцам в преодолении последствий разрушительного землетрясения, произошедшего 22 июня и повлекшего за собой свыше полутора тысяч погибших. Москва же откликнулась следующим образом: «Как заявил спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов, Россия готова помочь Афганистану, но к нам пока никаких просьб из Кабула не поступало».

Что ж, это суверенный выбор Москвы – не помогать пуштунам, что может не понравиться «другу Москвы» Рахмону. Стоит только заметить, что, во-первых, политика Душанбе в отношении Кабула формируется исключительно в интересах нынешней власти в Таджикистане. И совершенно не учитывает интересы России. А, во-вторых, в Афганистане прекрасно умеют долго и поименно помнить тех, кто в сложные времена оказался рядом, а кто – на стороне врагов.

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

«День выпускника» Азербайджанского медицинского университета фото

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

В России создали пуленепробиваемый iPhone