Центральная Азия накануне геополитического шторма: какие выводы должен сделать Баку?

Между Москвой и Ташкентом — громкий дипломатический скандал с далеко идущими последствиями. На первый взгляд, речь идет о «языковом конфликте». Москве не понравился вынесенный на общественное обсуждение проект закона, который предусматривает штрафы для чиновников за делопроизводство не на государственном языке, который по конституции Узбекистана один — узбекский. «Мы обратили внимание на вызванную вышеуказанным законопроектом полемику в СМИ. Складывается впечатление, что пока его сторонники в явном меньшинстве. Большинство комментариев свидетельствует о сохранении русского языка в официальном обиходе в полном объеме, — заявила на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. — [Это] в полной мере соответствует духу истории, современному качеству двусторонних отношений, а главное, интересам самих граждан Узбекистана, которые зачастую делают выбор в пользу учебы и работы в России». После чего принялась рассказывать о «совместной работе» над созданием полноценной программы обучения русскому языку в Узбекистане.

В Ташкенте ответили тут же. Со всей возможной в таком случае вежливостью и сдержанностью. В МИДе Узбекистана заявили, что никаких оснований для озабоченности относительно положения других национальностей, проживающих в стране, нет. Вопросы, связанные с регулированием сферы государственного языка, являются «исключительной прерогативой внутренней политики» Узбекистана, а любые вмешательства извне в этом отношении недопустимы. И при этом прямо указали, что комментарий является ответом на «заявления некоторых официальных лиц зарубежных государств».

Конечно, каждая страна стремится и имеет право «продвигать» за рубежом свой язык и культуру, сегодня благодаря усилиям Фонда Гейдара Алиева Национальный институт восточных языков и цивилизаций в Париже начал выпускать дипломированных филологов азербайджанского языка, а в Оксфордском университете при партнерстве с действующим в Баку филиалом МГУ был создан Центр имени Низами Гянджеви, и можно только приветствовать, когда Россия организует стажировки для преподавателей русской филологии или дарит библиотекам романы Достоевского, но вот если официальный представитель МИДа менторским тоном указывает независимому государству, на каком языке ему вести делопроизводство — это уже совсем другое. Особенно если все делается в стиле «вы будете говорить и писать на том языке, на каком мы вам скажем, а лучшая перспектива для вас — это работа дворником или разнорабочим в Москве».

Но дело не только в национальных особенностях дипломатии. Госпоже Захаровой, подберем самый мягкий эпитет, профессиональная вежливость изменила на показательном фоне. Судя по многим признакам, в Узбекистане, как и во всей Центральной Азии, разворачивается нешуточный геополитический «шторм», и ключевая роль в этом процессе принадлежит Азербайджану.

В самом деле, еще во время распада СССР западные аналитики называли Центральную Азию «шкатулкой с драгоценностями, запертой в центре контитента». Но теперь ситуация меняется коренным образом, причем «воротами во внешний мир», точнее, в его западный «сектор», для государств региона становится именно Азербайджан. Наша страна — наглядный пример построения независимой государственности без участия в российских интеграционных проектах и, что еще более важно, без политической поддержки Запада, которой сразу же заручились, к примеру, страны Балтии. Во многом благодаря деятельности официального Баку и регионального партнерства Азербайджана и Турции влиятельным и действенным политическим инструментом становится Тюркский совет — это красноречиво продемонстрировал его недавний саммит, проведенный по инициативе президента Азербайджана Ильхама Алиева в формате видеоконференции. В его работе сегодня принимают участие и тюркоязычные государства Центральной Азии, и сам Азербайджан, и Турция, а теперь еще и Венгрия, то есть по крайней мере два его участника — члены НАТО.

Наконец, огромную роль играют осуществленные в нашей стране инфраструктурные проекты, которые уже назвали «инфраструктурной революцией» — и новый торговый порт на Каспии, и паромная переправа, и железная дорога Баку-Тбилиси-Карс. В результате у Центральной Азии появилась и политическая, и логистическая альтернатива российской «системе одного окна». И если учесть, что на фоне санкций, падения цен на нефть и прочих неприятностей влияние России по понятным причинам «съеживается», то можно представить себе, с каким нервозным вниманием российские же политики и дипломаты реагируют на политические «подвижки» в Центральной Азии, где явно делают выводы из ахербайджанского опыта и азербайджанских проектов.

И это еще не все.

Узбекистан, напомним, ранее входил в ОДКБ, в 2012 году из этого блока вышел, но недавно вновь обозначил интерес и получил статус наблюдателя при ПА ОДКБ. Теперь, по данным из официальных источников, в Ташкенте работают над получением статуса наблюдателя и при ЕАЭС. Казалось бы, не та ситуация, когда у Москвы есть резон устраивать Ташкенту «выкручивание рук». Но события развиваются с точностью до наоборот — Россия открыто давит на Узбекистан при помощи «языковой» риторики, не проявляя даже малейших признаков уважения к государственному суверенитету. И как далеко в этой «рихтовке» РФ намерена зайти вообще и рассчитывают ли в России сделать так, чтобы первым языком делопроизводства в Узбекистане был бы русский, а узбекский использовался «по необходимости» — вопрос, который стоило бы озвучить. Как и поинтересоваться, как ответит Россия: срочно отыщет коронавирус в узбекском хлопке, устроит «проверку паспортного режима» среди гастарбайтеров или сразу десантирует в Ташкент «зеленых человечков».

Но не последний по важности вывод из урока русской словесности в исполнении Захаровой состоит в другом. Проявленный Узбекистаном интерес к российским интеграционным объединениям «запустил» развитие событий по принципу «коготок увяз — всей птичке пропасть». Шаг Ташкента к получению статуса наблюдателя в ПА ОДКБ и ЕАЭС Россия восприняла как повод не к ответным жестам, а исключительно к усилению давления на страну, «глубинное» отношение к государственному статусу которой госпожа Захарова выразила с предельной откровенностью.

И вот из этого сделать выводы надо уже нам. Особенно на фоне очередных попыток «вбросить» тему сближения с ЕАЭС или ОДКБ.

Minval.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Задержан человек, совершивший квартирные кражи в Баку на 56 тысяч манатов

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

Эксперт назвал три сценария развития мировой экономики после пандемии