Великолепный дворец… Подойдем и войдем прогулки haqqin.az по возрожденному "царскому Баку"

Баку, конечно же, не только «царский», но и «шахский», и «ханский», и «купеческий», и «советский», не говоря уже о современных архитектурных изысках. Как писал известный исследователь города искусствовед Л.Бретаницкий, «архитектурные сооружения Баку позволяют проследить едва ли не весь путь его многовекового развития, помогают восстановить образ города в различные исторические эпохи». Но своеобразие Баку, по-моему, не в этом - то же самое можно сказать практически о любом городе, время создания которого уходит вглубь веков. Исключительность Баку прежде всего в том, что в его облике переплелись, буквально сплавились Восток и Запад, присущие им эпохи, стили, традиции.

За исключением, пожалуй, Ичеришехер и «хрущевских» микрорайонов, трудно отделить какие-то части, районы города не только по определенным архитектурным направлениям, но и по временным границам. Даже на одной улице, в одном квартале впритык друг к другу соседствуют знаменитые бакинские «итальянские дворики», чисто восточные дома с узкими окнами-бойницами и куполообразными арками и удивительные особняки в самых разнообразных стилях – мавританском, барокко, готике, неоренессансе.

Сплошная эклектика, как утверждают архитекторы. Не знаю, может, с профессиональной точки зрения это и не очень хорошо, но в целом эта самая эклектика создает непередаваемое очарование, уникальный образ…

Ну, а теперь вновь Баку «царский», то есть архитектурные шедевры, появившиеся в период с конца XVIII до 20-х годов ХХ столетия. На этот раз наша прогулка по возрожденному старому Баку будет короткой. Не столько ввиду нашего небезопасного коронавирусного времени, но главным образом потому, что каждое значимое творение зодчих заслуживает отдельного и неспешного знакомства со всеми его особенностями и даже судьбами людей, которые здесь жили.

Тихую, на удивление тенистую улицу Гоголя, когда-то Прачечную, куда привел меня профессор Эльчин Алиев, хорошо знают все бакинцы. Но многие ли обращали внимание, что дома здесь по оригинальности фасадов, планировке практически не повторяют друг друга? Главная же архитектурная примечательность улицы – великолепный особняк семьи нефтепромышленника Ашурбекова.

- Посмотрите, вид на это прекрасное архитектурное произведение, благодаря удачному расположению, удивительным образом открывается сразу с трех улиц – Гоголя, Видади (бывшей Церковной) и Башира Сафароглу (прежде Щорса, а еще раньше Каменистой), - начинает свою лекцию-экскурсию Эльчин муаллим.

- Мимо такой красоты пройти невозможно, обязательно замедлишь шаг и хоть к чему-нибудь присмотришься. Но разве можно назвать его домом и даже особняком, это ведь настоящий дворец?

- Несомненно, дворец. Пусть и не такой грандиозный, как резиденции вельможных особ Парижа и Петербурга, но не менее великолепный. Сейчас подойдем ближе, а потом и в здание войдем.

Прежде всего хочу сказать, что перед нами образец второго рождения еще одного памятника архитектуры, которое произошло благодаря специалистам и мастерам ООО Bakı Abadlıq Xidməti.

Купола здания, которые до реставрации были поблекшими и невзрачными, теперь отливают серебром и видны отовсюду, как и было задумано проектировщиками. Примечателен и вензель над главным входом с тремя исполненными готической вязью латинскими буквами «T.А.А.» - Теймурбек и Асланбек Ашурбековы. На фоне искусного декора фасада именной вензель смотрится особенно выразительно.

Вы, конечно, знаете, что с открытием для Российской империи апшеронской нефти (в самом Азербайджане знали и использовали ее как топливо и смазочный материал испокон веков) и началом нефтяного бума население Баку значительно возросло и город разросся в несколько раз.

- Да, нефть принесла богатство. Состоятельные люди всех сословий – именитые аристократы, успешные купцы, зажиточные ремесленники стали скупать нефтяные месторождения, строить перерабатывающие заводы, а увеличив свои капиталы, принялись строить для себя более просторные и красивые жилища. К тому времени дети многих из них уже учились за границей и видели, в какой роскоши живут там обеспеченные люди и предложили своим родителям последовать их примеру. Так в Баку в начале позапрошлого века начался наряду с нефтяным и строительный бум, и именно так к нам пришло великолепие классицизма, барокко, ампира.

- Совершенно верно. В Баку появились величественные особняки миллионеров, добившихся успеха в нефтяном бизнесе. За короткий исторический промежуток времени в центральной части города были построены сотни красивейших зданий, которые и сегодня, несмотря на наличие современной архитектуры, составляют золотой фонд города нашей столицы.

Благодаря этому мы сегодня имеем возможность любоваться замечательными образцами европейской архитектуры, лишь слегка адаптированными к условиям восточного города и восточного менталитета. Дом-дворец Ашурбековых один из них.

- Мне кажется, у вас к этому изумительному сооружению особое отношение. В вашей монументальной работе - трехтомнике «Фасадная скульптура Баку», изданном Фондом имени Гейдара Алиева, ему посвящено наибольшее количество страниц. Вообще же в этой книге все невероятно интересно – и детальная информация, и прекрасные фотографии.

- Да, судьба здания, как и судьба домочадцев семьи Ашурбековых не могла не привлечь меня. Теперь все это уже история, уходящая вглубь веков. И история эта начиналась радостно: величественный трехэтажный особняк был свадебным подарком.

Ашурбековы - древний именитый род, уходящий корнями в глубину столетий. Его основоположником был известный сардар (военный министр) Ашурхан Афшар, которому в 1743 году были дарованы великим полководцем и властителем Ирана Надир шахом обширные угодья на Апшероне. Владения Ашурхана стали семейным имением его многочисленных наследников. С вхождением Азербайджана в состав России ханские титулы были отменены, и потомки Ашурхана, как владельцы крупных земельных наделов, получили помещичий титул беков. Памятуя о своём предке, они взяли его имя за основу принятой ими на русский манер фамилии, которая в сочетании с новым титулом звучала как «Ашурбеков».

Один из потомков Ашурхана - Мехти Кулибек Ашурбеков, который преподнес Российскому императору Николаю II во время коронации золотой кинжал, был награжден орденом Святой Анны. К одной из ветвей рода Ашурхана Афшара принадлежал и Теймурбек Ашурбеков, ставший как владелец обширных земель в селениях Сабунчи и Забрат миллионером буквально в первые же дни нефтяного бума в Баку. Несмотря на отсутствие академического образования, Теймурбек был человеком прогрессивно настроенным, мыслящим и верующим. Его мавзолей находится в священном городе Кербала, где он и хотел быть погребенным.

Теймурбеком Ашурбековым и был построен в 1904 году этот роскошный особняк. Отправляя своего сына Балабека на учебу, он уже присмотрел ему там невесту, дочь тифлисского купца Султанова - торговца дорогими коврами, антиквариатом, драгоценностями - Исмет. Ну а поскольку, по словам Теймурбека, «молодой ханум из Тифлиса не пристало жить в Сабунчах», Ашурбеков-старший за время обучения сына в Тифлисе и возводит великолепный дом для сына и будущей невесты. Свадьбу справляли сначала в Тифлисе, а затем в течение нескольких дней в Баку. И здесь молодожёнов ждал сюрприз – особняк-дворец в центре города на улице Прачечной.

Проектировал здание один из известнейших в то время бакинских инженеров Иосиф Викентьевич Гославский, автор проектов зданий Бакинской городской Думы (ныне здание Бакинской мэрии), женской семинарии (сейчас Институт рукописей имени Физули Национальной Академии наук), фабрики Гаджи Зейналабдина Тагиева, многих других монументальных сооружений города. Дом Ашурбековых – последняя работа и одно из лучших творений именитого архитектора.

Уютный двор, комфортабельные апартаменты, богатство интерьеров, торжественность лестничных пролетов с настенной живописью – фирменный почерк проектов Гославского. Архитектурная композиция, представленная подчёркнутыми угловыми объёмами с куполами, решает и градостроительную позицию в структуре исторических кварталов. Стилистически дом построен в формах барокко, но ритм и членения отражают классические приёмы. По-моему, это дворцового типа здание начала ХХ века принадлежит к лучшим постройкам города и по достоинству отнесено к памятникам архитектуры.

В этом доме и помещалась вся большая семья Ашурбековых. На первом этаже дома располагалась главная контора их нефтяной компании, а также квартира одного грузинского врача и его жены княгини Дадиани. На втором этаже в 12-комнатных апартаментах жил Балабек со своей семьей. Здесь и родилась одна из его дочерей, Сара ханум Ашурбекова, известный азербайджанский историк, благодаря знаниям и феноменальной памяти которой и удалось восстановить историю дома-дворца.

На втором этаже здания в пятикомнатной квартире жил и управляющий Балабека эстонец Лемм, горный инженер по образованию. Уехав с наступлением смутных времен в 1918 году из Баку, он вскоре стал министром горной промышленности Эстонии. На третьем этаже помещался сам Теймурбек Ашурбеков со своей женой Туту ханум и старшим сыном Алибеком.

- Внутри особняк не менее грандиозный, чем его прекрасный фасад. Эта чудесная настенная живопись, кажется, с античным сюжетом…

- Приехав из Тифлиса в Баку с молодой женой, Балабек Ашурбеков, человек образованный, ценитель искусства, велел расписать парадные входы в дом со стороны Церковной и Каменистой улиц разными сюжетами, пригласив для этого одного из известных бакинских художников. К сожалению, от этой росписи осталась лишь небольшая её часть - картина «Оазис», которую мы сейчас и видим.

Семейный бизнес, продолженный сыновьями Теймурбека, развивался более чем успешно благодаря тому, что, в отличие от других, обнаруживших на своем участке нефть, Теймурбек не поддался иностранному давлению, не отдал в аренду свои земли и начал самостоятельно развивать свое предприятие. В результате он стал не только богатейшим в городе нефтепромышленником, но и инициатором своего рода кодекса чести всех занятых в этой сфере. Кодекс этот представлял собой устные договоренности между владельцами крупных нефтяных компаний Баку о правилах ведения бизнеса, решения конфликтов и - что немаловажно! - обязательной для каждого благотворительности. Братья Алибек и Балабек продолжили дело отца и стали со временем одними из самых авторитетных в Баку арбитров конфликтных ситуаций, все чаще возникающих в связи с нарастающей конкурентной борьбой за бакинское нефтяное эльдорадо.

Хотя семья была богатая, никому из детей Ашурбековых не позволялось вести праздную жизнь. Со своими гувернантками они занимались изучением языков, игрой на фортепиано, рукоделием. И несмотря на строгость воспитания между детьми и родителями всегда было взаимопонимание.

В доме Ашурбековых соблюдались незыблемые традиции. Каждый день вся семья собиралась за одним большим обеденным столом. В этой атмосфере праздника и творчества, созданной Балабеком и Исмет ханум, прошло счастливое детство их пяти дочерей и сына Ришадбека.

Именно здесь развился художественный вкус старшей дочери Сары, талантливого художника-пейзажиста в юности, а впоследствии историка Баку, автора ставшей классикой «Истории Ширваншахов».

- Где-то читала, что Ашурбековы собрали богатую коллекцию старинного и современного им оружия.

- В этой семье все обладали необыкновенно тонким вкусом. Тейймурбек и его сыновья посещали, и художественно оформленные искусными мастерами сабли и кинжалы было не единственным их увлечением. Ашурбековы никогда не пропускали и выставки ювелирных изделий, которые местные ценители устраивали в Баку в доме Агамалова на улице Персидской (ныне Муртузы Мухтарова). Особенно поразила всех такая выставка 1990 года, после которой многие азербайджанские нефтяные магнаты стали заядлыми коллекционерами – у всех уважающих себя миллионеров появились собрания инкрустированного драгоценными камнями кавказского холодного оружия и ювелирных изделий в восточном и европейском стиле. Однако именно Ашурбековы в числе первых уловили интерес иностранцев к кавказскому оружию и восточным украшениям и стали заказывать их ювелирам и ремесленникам еще до ювелирного бума, вызванного Парижской выставкой. А на Парижскую выставку они представили лучшие изделия с бакинских выставок. В Париже азербайджанских ювелиров ждал грандиозный успех. На первом месте оказались изделия бакинских умельцев из Гянджи, Нухи (ныне Шеки), даже дагестанский Кубачи казался позади.

Так что дети Теймурбека родились и росли в доме, ставшим благодаря стараниям их родителей своего рода музеем, и с детства были окружены роскошью.

А лето родители с детьми обычно проводили в Европе, что тоже влияло на их мировоззрение. Одно из ярких воспоминаний детства Сары ханум относится к 1913 году: «Папа устроил праздник, почти еретический для мусульман - новогодняя елка. К нам в гости пришли дети всех известных миллионеров того времени - Тагиева, Асадуллаева, Шибаева, Салимова, был Лёва Ниссельбаум, впоследствии он стал писателем, известным в Европе под псевдонимом М.Асадбей».

Дом Ашурбековых был не только архитектурным шедевром и своего рода музеем, но и явлением в культурной жизни города. На званые вечера сюда собиралась вся светская знать города, вся творческая элита. Залы особняка поражали гостей изумительными произведениями восточного и европейского искусства. Исмет ханум и Балабек были своего рода ориентиром для бакинской элиты по части благотворительности и меценатства.

Известно, например, что Ашурбековы заказали азербайджанским мастерам копию преподнесенного российскому императору Николаю серебряного блюда весом в 8 фунтов с инкрустациями из золота на слоновой кости, серебра и разноцветной эмали. Искусные мастера справились с заданием прекрасно. Это блюдо экспонировалось на выставке 1900 года и произвело настоящий фурор в Париже. Как и шашка Шамиля из коллекции первого дипломированного горного инженера-азербайджанца Фаррухбека Гамидбек оглы Везирова, а также именные пистолеты в серебряной оправе. И, конечно, ажурной работы диадемы бакинских ювелиров, усеянные изумрудами, алмазами и рубинами.

- Известно, что Ашурбековы многое сделали для образования в Азербайджане. Благодаря их благотворительной деятельности открывались школы, училища…

- Действительно, активная общественная жизнь Ашурбековых проявлялась и в значительных благотворительных акциях. Среди влиятельной интеллигенции старого Баку дворянский род Ашурбековых занимал особое место. Представители этой фамилии были попечителями крупных учебных заведений, меценатами, издателями и самыми щедрыми благотворителями.

Прогрессивно настроенные, европейски образованные, владевшие несколькими языками братья Алибек и Балабек Ашурбековы не скупились на просвещение и просвещение азербайджанского народа. На их деньги обучались такие известные впоследствии люди, как первый учёный хирург-азербайджанец, основатель современного медицинского образования и науки в Азербайджане, первый президент Академии наук Азербайджана Мир Асадулла Мир Алескер оглы Миркасимов, один из первых азербайджанских студентов, отправленных учиться за рубеж по решению правительства Азербайджанской Демократической Республики Ханифа Гаджи Мурад оглы Пирвердиев, публицист и учёный Рухулла Ахундов. Когда по инициативе бухарского эмира возводилась Соборная мечеть в Санкт-Петербурге, братья Ашурбековы вместе с другим миллионером - Гаджи Зейналабдином Тагиевым также приняли финансовое участие в строительстве. Причем когда все было готово, Балабек от себя лично даровал для большого молельного зала мечети огромную хрустальную люстру. Эта люстра, кстати, сохранилась до сих пор.

Благотворительностью был известен и Теймурбек Ашурбеков. Человек щедрый и открытый, он мог раздавать в праздники малоимущим забратцам и сабунчинцам сотни голов баранов. На деньги его, миллионером Шамси Асадуллаева и другой представительницы рода Ашурбековых - Набат ханум Годжа гызы Рзаевой была построена и первая в пригороде Баку - Сабунчи больница (ныне городская клиническая больница № 3). Кстати, сама Набат ханум, урожденная Ашурбекова, приходилась двоюродной сестрой Теймурбеку, и думается, что Теймурбеку Ашурбекову, человеку истинно верующему, принадлежала не последняя роль в благородном деянии Набат ханум - строительстве мечети Тезепир в Баку в 1905-1914 годах.

Мать шестерых детей Исмет ханым также находила время для благотворительной и просветительской деятельности. Она была членом нескольких женских благотворительных организаций, в частности, заведения святой Нины (в настоящее время в здании школу № 132-134). Особняк Ашурбековых считался одним из самых гостеприимных в Баку. Здесь находили помощь и поддержку бедные студенты, в особенности тифлисские мусульмане. В характере Исмет ханум поразительно сочетались восточное и европейское начала. Она знала персидский язык и персоязычную поэзию, зачитывалась стихами Омара Хайяма, Саади. Вместе с тем она прекрасно изъяснялась на немецком и французском языках. Её отличали изысканный вкус, светские манеры, великолепные наряды, ежегодно выписываемые из Парижа. При этом Исмет ханым с огромным уважением относилась к традиционным азербайджанским национальным костюмам. Особое предпочтение она отдавала карабахским нарядам, о чем можно судить по дошедшим до нас фотографиям.

- И что стало с этим поистине благородным азербайджанским семейством, их домом и их коллекциями с приходом советской власти?

- Как вы понимаете, ничего хорошего… Дому Ашурбековых довелось сполна испытать на себе все крутые повороты того неспокойного времени. В кровавые мартовские дни 1918 года, когда Теймурбека Ашурбекова уже не было в живых, а Алибек был в очередном странствии, Ашурбековы, скрываясь в Сабунчах от зверств армянских дашнаков, были вынуждены оставить свой дом. Спасла особняк от полного разорения бонна девочек Ашурбековых француженка мадемуазель Грейло. По воспоминаниям Сары ханум, она вывесила у входа в дом французский флаг и, заявив, что она французская подданная, уберегла таким образом от погрома апартаменты Балабека и большую часть дома. Однако озверевшие дашнаки, ворвавшись в дом с противоположной стороны, полностью разграбили квартиру Алибека. То, что невозможно было утащить, безжалостно разбивалось и осквернялось - такая участь постигла роскошные 4-метровые зеркала, прекрасные фигурные обои, стенную роспись в парадной.

Лишь с утверждением в сентябре 1918 года правительства первой на Востоке Азербайджанской Демократической Республики Ашурбековы смогли вернуться в свой особняк. Балабек Ашурбеков был знаком со многими видными деятелями Азербайджанской Демократической Республики. Летом 1919 года вместе с семьей на даче Ашурбековых в Мардакяне (ныне санаторий «Гюняшли») отдыхал Фаталихан Хойский, первый премьер-министр страны.

В 1920 году, когда большевики установили свою власть в Азербайджане, первым делом произошла национализация нефтеперегонных заводов, и вскоре вся нефтяная промышленность стала государственной. К этому времени большинство бакинских нефтяных магнатов уже уехали за границу, однако Ашурбековы выразили горячее желание остаться в родном городе. Но их буквально выдавливали из страны. Поэтому, реально оценивая ситуацию, Балабек Ашурбеков добровольно отдал новой советской власти отцовский особняк, мардакянскую дачу, другой свой дом на Бондарной улице (ныне Шамси Бадалбейли, 186), после чего выехал вместе с семьей в Стамбул, где прожил до 1925 года. Чтобы как-то жить, приходилось продавать драгоценности Исмет ханум. К счастью, их было немало - Балабек очень любил супругу и часто делал ей дорогие подарки.

Тоска по родному Баку, по своему дому, бесконечные письма брата с просьбой вернуться и несколько стабилизировавшаяся в непродолжительный период нэпа обстановка побудили его вернуться обратно. Это было роковой ошибкой семьи.

Увы, надежды оказались иллюзорными: в 1937 году Балабек Ашурбеков был арестован, репрессирован и расстрелян в Средней Азии. «Обвинение» было более чем достаточным: нефтепромышленник и фабрикант. Ненадолго пережил брата и Алибек Ашурбеков. И он был арестован, провел полтора года в застенках печально знаменитой Лубянки. Но весть же о кончине брата Балабека он пережить не смог и в январе 1940 года скончался от разрыва сердца.

Трагически сложилась судьба и Ришадбека: выпускником медицинского университета он ушел на фронт, работал врачом в военно-полевом госпитале и погиб в 1944 году при освобождении Будапешта. Сестры весть о гибели брата скрывали от Исмет ханум долгие годы. Она дожила до 1954 года и умерла в день 50-летия своей свадьбы, до последнего ожидая возвращения сына.

Клеймо «детей нефтепромышленников» долго преследовало семью Балабека Ашурбекова, лишенную практически всего и жившую уже не в старом роскошном доме, а в скромной квартире тети Сары ханум Ашурбейли, между улицей Персидской (ныне Муртузы Мухтарова) и Шахским переулком (сейчас Мирзы Фатали Ахундова).

Многое пришлось испытать и старшей дочери Балабека Саре Ашурбейли - историку с мировым именем. Она получила образование сначала в колледже в Стамбуле, а потом в Баку на историческом отделении восточного факультета Азербайджанского госуниверситета. В совершенстве владела семью языками, писала картины, а самое главное - оставила научные труды, ценность которых признана не одним поколением азербайджанцев. И именно это помогло ей выжить в те жестокие годы, когда ее, как дочь «врага народа», увольняли то с одной, то с другой работы, когда на ее попечении были больная мать и три неприспособленные к такой жизни сестры.

Все крутые повороты истории испытал вместе с древним городом и своими обитателями и Ашурбековский особняк: видел он и годы процветания, и варварскую свирепость армянских погромщиков, и полные оптимизма предвоенные годы надежд, и суровые будни социалистической эпохи - времени забвения и равнодушия. В наши дни, после мастерски проведенных реставрационных работ, к роскошному зданию вернулись его блеск и красота.

- Как и у людей, у каждого дома своя судьба... И какой бы она не была – это память и урок потомкам. По истории дома Ашурбековых можно изучать целую эпоху – важнейшие события, искусство и культуру той поры…

Haqqın.az

ПРЕДЫДУЩИЕ НОВОСТИ

Китай приостановил прием платежей по обслуживанию долга от 77 стран

СЛЕДУЮЩИЕ НОВОСТИ

В Баку и других городах проводят санитарную очистку дорог и зданий